<<- previous letter | back to main page | next letter ->>

8.09.99. Положение в Дагестане таково. В Буйнакском районе, на горе Чабан, блокированы около пятисот боевиков. По ним постоянно ведет огонь артиллерия, каждые полчаса совершают налеты штурмовики. Но там очень мощные укрепления, и пока ничего боевикам не делается.

В Новолакском районе боевики удерживают шесть сел, в том числе райцентр. Там идут тяжелые бои. Сообщается, что потери федеральных войск в этом районе - 24 убитых и 48 раненых. Боевики не просто ообороняются - скорее наоборот. Их наступление на город Хасавюрт, который они хотят провозгласить столицей исламской республики Дагестан, остановлено в пяти километрах от городской черты. В захваченных селах боевики срочно готовят долговременные огневые точки Готовятся воевать долго.

Очень тревожные данные сообщает разведка. Около трех с половиной тысяч боевиков готовится совершить из Чечни прорыв через Цумадинский район, чтобы деблокировать своих товарищей на горе Чабан.

В Буйнакске продолжают разбирать завалы и отыскивают все новые тела. Утром во вторник сообщалось о 61 погибшем (из них 21 ребенок), к вечеру это число достигло уже 64.

В Москве пытаются найти виновных. Вчера Ельцин вызвал к себе Путина и заявил, что во всем виноваты военные. "Как так получилось, что мы потеряли целый район? Почему у нас в военных городках больше всего случаев террористских? Да разгильдяйство военных!"

Во второй половине дня Ельцин провел заседание Совета Безопасности, посвященное положению в Дагестане. На него прессу не пустили. Президент говорил очень жестко. Он рассержен: всего несколько дней назад, вручая в Кремле звезды героя, говорил о том, что первый этап операции успешно завершен. Оказываетс, нет.

Оппозиция, конечно, видит других виновников. Селезнев: "Проще всего обвинить военных. Думаю, здесь в первую очередь разгильдяйство президента. Информация о предстоящем вторжении в Дагестан ходит уже года два. Беспечность Кремля и правительства привели к тому, что боевики вошли, как нож в масло, захватили целый ряд сел, и опять идет разорение России".

Зюганов: "Полная беспомощность президента и Кремля, у которых нет ясной кавказской политики".

Передали репортаж из Новосибирска. Туда ночью прилетел военно- транспортный самолет с бойцами новосибирского омона. Из восьмидесяти человек сорок контужено, двенадцать ранены, один убит. Первого сентября ночью они попали под удар своей авиации. Родственников даже не предупредили о прибытии самолета и вообще о том, что произошло. Ничего об этом случае не сообщалось; рассказали журналистам сами бойцы.

Вернулся и кемеровский отряд омон. Он под свою авиацию не попал, но тем не менее и этих отпустили домой раньше срока: свыше половины бойцов ранены.

Теперь о финансовом скандале. Министр иностранных дел Иванов сделал официальное заявление: "Россия не позволит, чтобы на основе неподтвержденных данных на нее бросали тень. Неподтвержденные данные никакого отношения к борьбе с коррупцией не имеют". Иванов сообщил, что группа экспертов вылетает в США, чтобы на месте разобраться со счетами "Бэнк оф Нью-Йорк".

Скуратов в интервью газете "Версия" назвал сумму, потраченную Паколли на взятки российским чиновникам, - 15 миллионов швейцарских франков. По его словам, эту цифру назвала Крала дель Понте во время своего приезда в Москву. Будто бы деньги Паколли заполняли кредитные карточки дочерей Ельцина и самого президента.

Выступил в прямом эфире по радио посол США в России Коллинз. Говорил по-русски, и говорил хорошо. Правда, иногда смешно ошибался. Сказал: "Люди, которые нарушили законы, должны быть заказаны". Засмеялся и сам поправился: "Не заказаны, а наказаны". В целом он явно старался смягчить ситуацию, говорил, что, с одной стороны, проблема, и серьезная, существует. Но, с другой стороны, США никогда не связывали свою помощь с отдельными лицами, а только с принципами.

Сегодня в обзоре - вначале материалы Быкова. Традиционное политическое стихотворение.

ПОД ВЕНЦОМ. Репортаж с объединительного съезда "Отечества - Всей России - Аграрной партии".

На сцене - Лужков, Шаймиев и Лапшин в брачных нарядах. Ожидая благосклонности Примакова, к ним обращается Георгий Боос.

БООС: Какое празднество, в натуре! Какой пленительный пример! Венчаются раб Божий Юрий И раб Аллаха Минтимер! К их импозантной, бодрой паре, Как шлюпка к борту корабля, Пристал расколотый аграрий: Теперь за нас сама земля! Все оппоненты наши, суки, В Кремле трясутся неспроста. Подайте же друг другу руки И слейте алые уста. (Тройственный поцелуй). ЛУЖКОВ: Какие мы с тобой крутыя! ШАЙМИЕВ: Как наш союз народу мил! ЛУЖКОВ: Ты превзошел собой Батыя! ШАЙМИЕВ: Ты Долгорукого затмил! ЛАПШИН: Предтеча я, а вы - Мессия! Мы не потерпим чужаков! ХОРОМ: Отечество нам - вся Россия, Отец наш общий - Примаков! Сошлись со старцем покороче - Он к нам проникся без труда. Благослови, Максимыч-отче! ПРИМАКОВ( выходя из-за угла с иконой и слезами умиления): Благословляю, господа! Мое посильное участье Вам много радостей сулит. При виде молодого счастья Прошел и мой радикулит. Врагов понятная нервозность Не омрачит такого дня: Ну что там возраст! Что мне возраст, Коль молодежь вокруг меня! (Целуются все четверо). ЛУЖКОВ: И где кремлевское коварство? Борис грозит, а сил-то нет! Втащу Максимыча на царство, А сам возглавлю кабинет! Не убоюсь пристрастных мнений, Не убоюсь разгромных фраз, Когда со мной мой друг Евгений И Вова Питерский при нас! Давно мы сохли друг по другу, Чужой семьей разлучены! Теперь Волошин с перепугу Наложит полные штаны, Чубайс, Немцов и с ними иже Сбегут с российского двора! Прижмитесь, други, ближе, ближе, Еще, еще, еще. . . ура! Свершился крепкий и любовный Союз томящихся сердец. Стране приходит безусловный И окончательный - венец!

"Собеседник" напечатал также небольшой комментарий Быкова в рубрике "Наблюдатель".

ЗДРАВСТВУЙ, АМЕРИКА!

Я тут с некоторых пор наблюдаю патологический подъем нежных чувств к Соединенным Штатам Америки. Не успели подсохнуть яичные подтеки на стене посольства, как тут же наиболее ретивые правдолюбцы из числа публицистов кинулись сжимать США в таких объятиях, что вот-вот задушат или сломают. И народ как-то оживился - давай, мол, Америка!

А все почему? А все потому, что Америка неожиданно нашла пятнадцать миллиардов наших долларов, которые нам передал МВФ при посредстве Гора.

Нам вообще-то никогда не нравилось, когда Америка лезла в наши дела. Нам только очень подходило, что она деньги дает, а все остальное мы горазды были делать сами. Когда она ловила наших бандитов, это у отдельных наших граждан вызывало прямо-таки всплеск патриотизма: не замай, Америка, нашего Япончика! Но Америка упорно продолжала волноваться насчет своих денег, которые нам передавала. Нас такая политика категорически не устраивала: ты давать-то давай, а распорядимся мы без твоей помощи. Америка не отступала и в результате обнаружила свои же доллары на счетах собственного же банка, где они прокручивались кучкой веселых выходцев из России.

Нет бы нам в этой ситуации закричать что-то о раздуваемом призраке русской мафии, о вмешательстве во внутренние дела, о клевете. . . Ничего подобного! Те самые люди, которые так защищали Япончика, так возмущались арестом Михася в Швейцарии, - теперь во весь голос кричат: какие молодцы американцы! Нашли наши деньги! Разоблачили русскую мафию! Так ей и надо.

А дело все в том, что прежде американцы разоблачали другую мафию. А теперь замахнулись непосредственно на нашу власть. У нас теперь очень горячо приветствуются любые выпады против президента и его семьи - благо они-то как раз относительно безопасны. За них еще никто не пострадал. Чубайса, Коха, Лившица можно пинать совершенно безнаказанно - они в суд не подают и компенсации не требуют.

И возникает коварная мысль: отчего же раньше, когда разоблачения касались других людей, близких к другим властям, скандалы не приобретали такого резонанса? Отчего же именно теперь, да еще так вовремя, начал раскручиваться скандал вокруг денег "семьи"? И значит ли это, что в Штатах уже решили поставить на альтернативную группировку - которая замарана ничуть не меньше, но уже орет громче всех?

Неужели американцам стало всерьез казаться, что нынешние разоблачители российских властей действуют по убеждению, приведут страну к процветанию и хотят не нового передела, а обычной справедливости? Да нет. Наверняка им так не кажется. Они ведь уже обнародовали свои планы по превращению России в страну "третьего мира". Значит, на Западе просто думают, что те, кому они сейчас сыграли на руку, развалят и погубят Россию быстрей, чем Березовский, Абрамович, Могилевич и все прочие чубайсы.

Ельцин действительно обманул их ожидания. При нем мы дохнем, дохнем да все никак не сдохнем. Пора, значит, его валить - чтобы привести тех, при ком стране настанут быстрые и безоговорочные кранты.

Поскольку Быков в эту неделю напечатал немного, переписываю очередной недельный фельетон Юлии Калининой.

КУПЛЮ ВЗРЫВ

Один раз маленький, но гордый район субъекта Российской Федерации обалдел от своих милиционеров. Милиционеры бессовестно собирали дань абсолютно со всех, кто торгует, покупает, двигается, стоит, лежит, дышит, и обдирали маленький район как липку. Не видя иных возможностей остановить милицейский разгул, обалдевшие жители района, они же селяне, напряглись, выдворили милиционеров за пределы, перекрыли дороги блокпостами и больше милиционеров к себе не пускали, как те ни рвались и ни жаловались на горькую судьбу и семерых голодных детей по лавкам.

После изгнания милиционеров жизнь маленького района в корне изменилась. Во-первых, у них на базаре все товары теперь продавались на треть дешевле, чем в соседних районах, откуда милиционеров не выгоняли. Во-вторых, у них очень сильно сократилась преступность. Отсутствие милиционеров естественным образом вынудило ее хиреть и сохнуть.

Район фактически превратился в экономически свободную зону, и селяне наконец зажили. Занялись сельским хозяйством, торговлей, коммерцией, транспортировкой грузов, стали понемножку зарабатывать, вставать на ноги.

А милиционеры, конечно, переживали. У них сразу стало меньше объектов для собирания дани. И потом, они ведь делились собранной данью со старшими, и выходило, что старшие теперь тоже беднее. Но главное было даже не дань, а прецедент. Другие районы, имея наглядный пример перед глазами, тоже могли задуматься о целесообразности содержания милиционеров и прочих властей.

Но никто не знал, как вернуть маленький район в правовое поле, и никто за это не брался, пока президент не назначил себе преемника - премьера Путина. Преемник должен был оправдывать назначение, повсеместно проявляя силу и решительность, поэтому он сразу разразился праведным гневом: "В Карамахинском районе уже год нет российской (ой, чуть не сказал "советской") власти. Так не должно быть! Так не будет никогда!"

Тогда власти республики тут же объявили, что население района попросило избавить его от ваххабитов. А чтоб само население не сомневалось, что оно действительно об этом просило, власти обратились к населению с призывом сдать оружие и не оказывать сопротивление войскам, которые уже освобождают его от ваххабитов ударами с воздуха.

. . .Таким образом и пришло к тому, что к концу нынешней недели маленький район уже почти освободили от всего земного. Теперь туда могли с чистой душой возвращаться милиционеры и собирать дань с того, что еще осталось, в тройном размере. Чтоб селяне запомнили раз и навсегда, что жить при российской власти хорошо. И не надо от нее бегать. Далеко не убежишь.



И президент тоже считал, что от российской власти не надо бегать. Власть хорошая, к ней только привыкнуть надо. Он верил, что школьники-отличники, которых привели ему первого сентября в Кремль, никуда от власти не побегут.

"Почему вы здесь?" - удивленно спрашивал он у школьников. Действительно, им полагалось в этот день быть совсем в другом месте. В своих школах, где отдохнувшие учителя засучивали рукава, готовясь вкладывать в детей знания.

"Вы здесь потому. Что это. Самая. Главная. Школа!" - президент, вспомнивший наконец, зачем здесь школьники, медленно разводил руки несимметричными кругами. Отличники сидели с непроницаемыми лицами. Жизнь приучила их дисциплинированно слушать взрослых, которые кажутся себе очень мудрыми, а свои смешные советы расценивают как бесценные. Дед несет, конечно, ерунду: чему в этой кремлевской клоаке учиться, кроме как воровать и врать? Но спорить бесполезно. Сейчас он выговорится, и можно будет уйти и спокойно заняться делами.

. . .Судя по тому, что президент в День знаний ни словом не обмолвился об ужасном взрыве, случившемся накануне вечером всего в ста метрах от его Главной Школы, близкие сочли за лучшее его не тревожить. Не говорить президенту про взрыв. А сам он телевизор не смотрел и газет не читал. Кроме собственных выступлений, он вообще ничего не читал.

 Потрясенная столица между тем шарахалась от всякого бесхозного свертка, оставленного в общественном месте, а газеты соревновались в умственных поисках террористов. Первым делом, конечно, вина возложена была на маленький район, который власти освобождали для милиционеров, но потом появились и более интересные версии. Говорили, что либо взрывы устраивают министр Рушайло со своим друганом Березовским, вредя мэру Лужкову: мол, раз у него такой беспорядок в Москве, значит, он плохой хозяин. Либо даже сам Лужков - чтоб создать информационный повод, лишний раз засветиться в телевизоре перед выборами и получше запомниться гражданам.

Однако при всей изысканной неправдоподобности ни одна версия не казалась достаточно убедительной. Нужно было что-то еще более фантастичное, и оно таки появилось.

Контрразведка обнаружила в районе взрыва листовку, из которой абсолютно ничего нельзя было понять. "Возможно, это след террориста", - осторожно предположила контрразведка. Журналисты встрепенулись, как полковая лошадь, услышав пение трубы, и пустились вскачь. Автора листовки они нашли гораздо быстрее, чем контрразведка. Целый день он был нарасхват. Его показывали по телевизору, фотографировали, к нему стояли в очереди за интервью.

При ближайшем рассмотрении юноша, разумеется, оказался бойцом с пограничной психикой из неисчерпаемого отряда добровольцев, которых то КГБ облучает, то марсиане заваливают сигналами. На днях он дал в "Из руки в руки" бесплатное объявление: "Куплю взрыв". И купил. 

В соответствии с духом времени граждане с пограничной психикой все более уверенно обосновывались в информационном пространстве. В северной столице, к примеру, им уже доверено было руководить информационно-политическими программами, формирующими предвыборные настроения.

Разумеется, граждане с пограничной психикой не всегда могли удержать себя в рамках. Их воспаленные мозги пылали в биополитическом огне, и они изрыгали в адрес противников гадости, за которые принято бить морду. Но стоило их пальцем тронуть - отобрать на время лицензию, скажем, - поднимался вой, хоть уши затыкай: "Пособники режима лишают нас свободы слова! Демократы, на баррикады! Диктатура в эфире не пройдет!"

. . .Что граждане с пограничной психикой умели - так это за себя постоять. Предвыборная кампания, затягивающая под их дудку первые забубенные куплеты, обещала довести и нормальных граждан до пограничного состояния, уравняв их, наконец, в правах с сумасшедшими.



Не следовало вступать в схватку за рукоятки страны, не подготовившись к ней всесторонне. Избирательные блоки готовились, не жалея сил. Чтоб научить своих агитаторов побеждать, блок "Отечество - Вся Россия" раздал им книжечки: "Рабочая тетрадь участкового ответственного организатора" с советами на все случаи жизни.

Есть в ней, к примеру, такой чрезвычайно полезный совет: в период агитационно-пропагандистской работы (октябрь-декабрь) "агитатор должен быть тепло и аккуратно одет". Потому что если он посреди зимы явится к избирателям в шортах и грязной майке, он не оставит о себе хорошего впечатления.

Вообще аккуратности придается огромное значение. Агитатор в период кампании должен стать фактически санитаром леса: "Если в подъезде, на этажах или даже на улице вы увидите помятые и перепачканные наши агитматериалы, их необходимо собрать и незаметно уничтожить. Проще всего смять в комок и выбросить в мусорный контейнер". Если поблизости контейнера нет, придется пойти непростым путем: тогда агитматериалы необходимо незаметно (оглянитесь, нет ли за вами "хвоста") разжевать и проглотить.

Но если агитатора все же заметили и набросились на него с кулаками, ему предписывается, "уклоняясь от ударов и не отвечая на них, обратиться к милиции, окружающим гражданам за помощью, всячески показывая (но сохраняя при этом достоинство), что именно Вы являетесь обороняющимся ".

А если агитатору сломают нос, отобьют почки и лишат потомства - значит, он просто плохо уклонялся от ударов. Но ведь не почки для агитатора главное. Для победы гораздо полезнее - сохранить достоинство. 

У россиян все шло по накатанной колее. События недели были давно предсказаны и ожидаемы, в том числе и скандал с американским банком, через который из России утекло то ли десять миллиардов долларов, то ли пятнадцать. Неожиданностью этот скандал стал не для россиян, а напротив, для американцев, которые принялись обвинять свой американские власти: мол, почему вы так глупо тратили деньги налогоплательщиков - отдавали их русским клептоманам в виде кредитов МВФ?

Американские власти расстроились, и министр финансов - очень жестокий человек - сказал, что больше МВФ не даст никаких кредитов, пока российские власти не докажут, что не своровали прежние. Российские власти возмутились, потому что их уже проверяли. Все кредиты МВФ - в полном порядке. Куда надо было, туда их и тратили.

Ну ладно: если эти пятнадцать миллиардов - не кредиты МВФ, то чьи они? Откуда они взялись? Кто и как их заработал, украл или отнял? Каким образом сумма в половину годового бюджета страны возникла из ничего и оказалась вне всякого контроля государства? Признайтесь: чьи это деньги в конце концов? Никто не признавался. Вторую неделю официальные и неофициальные лица смущенно повторяли: "Правительство России и Центробанк готовят разъяснения".

Кроме правительства России, весьма толково разъяснить механизм возникновения крупных сумм из ничего могли бы еще милиционеры из маленького горного района, который для них как раз сейчас заканчивали зачищать. Но милиционеров об этом почему-то никто не спрашивал.


<<- previous letter | back to main page | next letter ->>