<<- previous letter | back to main page | next letter ->>

8.05.03. Ночью в Москве происходила погоня по всем канонам голливудских боевиков. Двадцатилетний солдат «салютного дивизиона» сел в военный бензовоз «Урал», пробил ворота части и отправился в поездку. Отсутствие машины обнаружили довольно быстро, сообщили в милицию, и началась погоня. Как потом выяснилось, солдат собирался съездить домой в Рыбинск, но свернул не в ту сторону и направился к центру Москвы. Преследовали его двадцать машин, и, когда стало ясно, что движется он в самый центр, в районе метро Аэропорт милиционеры открыли огонь. Клянутся, что стреляли по колесам, но и кабина и бензобак «Урала» пробиты многими пулями. Остановили машину только на Садовом кольце. Солдатик не пострадал, и его тут же отправили на экспертизу. Думали – пьяный. Ничего подобного. Трезв и вменяем. Говорит, что очень уж его обижал командир отделения. Было все это в пять утра, так что милиционерам удалось никого не убить и не ранить.

Что еще? «Идущие вместе» пообещали вывести на улицы Москвы 20 тысяч своих последователей, чтобы отметить трехлетие инаугурации Путина. Вышло намного меньше, и на митинге произносились речи о том, что президент работает очень много и мы все должны брать с него пример. В Петербурге «Идущие» подготовили президенту поздравительную открытку в 30 квадратных метров. Просто на куске ткани дети рисовали Путину разные приятные вещи. Как говорится, дежа вю, о котором идет речь в одной из сегодняшних статей.

Пожалуй, это все достойные внимания новости.

Постепенно подходят к концу мои запасы. Но вот уже принесли первые номера газет за май. Правда, они у меня пойдут в письме за 10 мая – напомню, что завтра у нас праздник, никто не работает, и я тоже. По крайней мере в том, что касается писем.

А теперь посмотрим, что у нас осталось.

Особая сфера российского рынка – услуги киллеров. До чего нужно дожить, чтобы рассуждать на эту тему не с точки зрения криминалиста, а с позиций экономиста?

«Новая газета», 28 апреля – 4 мая 2003 года.

ОБЗОР РЫНКА РОССИЙСКИХ КИЛЛЕРОВ

Роман ШЛЕЙНОВ

После каждого громкого заказного убийства у нас случается коллективное дежа вю — появление «ложной памяти». На место преступления выезжают милицейские начальники и прокуроры. В окружении телекамер они обещают непременно поймать и киллеров, и заказчиков. . . А нам почему-то кажется, что все это уже было — и год назад, и два, и даже в начале девяностых.

Вот и после убийства депутата Сергея Юшенкова известные люди в погонах снова пообещали отыскать преступников. Слушая эти вечные обещания, поневоле начинаешь думать: изучал ли кто-нибудь в России само явление заказного убийства? Психологию наемных убийц, их происхождение, финальный статус. То, как они получают заказы, оружие и деньги. Как обеспечивают себе прикрытие и алиби. . . Ведь для эффективности следствия нужно все это знать.

Увы, беда в том, что наши спецслужбы и правоохранительные органы не имеют почти никакой информации на этот счет.

В России наемных убийц не считают

В ведущих научно-исследовательских институтах МВД и прокуратуры нам объяснили: если нет достаточной раскрываемости заказных убийств, то нет и фактов для серьезного исследования. А нет исследо- ваний — нет раскрываемости.

По идее, самое элементарное для начала — хотя бы подсчитать, сколько у нас было очевидных убийств по найму. Однако и этого не сделано. Помнится, еще в 1998 году (материал «В черных подъездах России», «Новая газета» № 47) мы публиковали «расстрельные списки» — перечень заказных убийств в России с 1992-го по 1998 год. Данные брали из доклада специалистов ЦРУ, ФБР, таможенной службы США, бюро иностранных исследований и подкомитета американского сената. . . У нас заказные убийства никто не считал.

Прошло около пяти лет. Все это время в России регулярно убивали высокопоставленных чиновников, крупных политиков и бизнесменов. Но подсчитывать потери и анализировать ситуацию так и не начали. Главный информационный центр МВД, Следственный комитет, Генпрокуратура РФ этим по-прежнему не занимаются.

Именно поэтому беседовать о киллерах нам пришлось с бывшими офицерами госбезопасности, Федеральной службы охраны, сотрудниками угрозыска, судмедэкспертами и работниками частных охранных фирм.

Рынок киллерских услуг

В зависимости от профессионализма наемного убийцы, а также статуса и степени охраняемости его жертвы заказчик платит приблизительно от 10 до 30 тыс. долларов.

В своем ежегодном отчете перед депутатами Госдумы генпрокурор Устинов отметил, что в прошлом году расследовалось 70 убийств по найму (неизвестно, правда, откуда взялась эта цифра, если отдельной статистики не существует). Если поверить прокуратуре и провести нехитрые вычисления, то получится, что в 2002 году российские киллеры получили, по самым скромным подсчетам, 1 млн 50 тыс. долларов. В среднем таким был объем российского рынка киллерских услуг.

Механизм оплаты сложен. Здесь не обходится без посредников. Нередки случаи, когда нанятый киллер за меньшие деньги покупает «субподрядчика», а тот, в свою очередь, за совсем незначительную сумму нанимает непосредственного исполнителя.

Такая модель гарантирует конспирацию и возможность следом за жертвой уничтожить ее киллера. Как правило, в громких заказных убийствах используют именно эту схему.

Портрет киллера

Условно их делят на высоких профессионалов, профессионалов и случайных наемников.

Высокие профессионалы — своего рода легенда киллерства — сотрудники спецотдела «В», который подчинялся непосредственно председателю КГБ СССР. Начальником спецотдела был Иван Анисимович Фадейкин — выпускник журфака МГУ.

Отдел отвечал за выполнение «непосредственных акций» за рубежом, а проще говоря, за убийства. Сотрудники планировали и осуществляли диверсии на территории иностранных государств, устранения членов правительства, военной верхушки. . . В 1971 году в Англию бежал сотрудник отдела Олег Лялин, и спецотдел реорганизовали в 8-й отдел управления «С» (нелегальная разведка) ПГУ КГБ.

Профессионалы — уже не легендарная элита, а «соль земли». Это, как правило, бывшие сотрудники правоохранительных органов, выходцы из армейских спецподразделений, прошедшие «горячие точки».

Наконец, среди случайных наемников есть и обычные бомжи, и уголовники со стажем. Нередко именно они являются исполнителями, которых потом устраняют.

Профессиональные киллеры, впрочем, тоже живут недолго. Как правило, их хватает на выполнение двух-трех заказов. Возможно, именно поэтому профессионал убивает один раз в год или один раз в два года. А в остальное время нередко занимается посреднической деятельностью. По оценкам наших экспертов, в Москве примерно 40 профессиональных убийц.

Если убийца по найму достаточно удачлив и действует долго, у него начинаются проблемы с психикой. Несколько лет назад случайно задержали столичного киллера, совершившего восемь убийств (редкий случай, своего рода долгожитель). Вначале у него внезапно умерла семидесятилетняя родственница, и участковый врач констатировал естественную смерть. А примерно через месяц в той же квартире умерла сестра старушки.

Начали разбираться — и после вскрытия выяснили, что сестре в ухо выстрелили из специального устройства. Оказалось, что киллер приобрел стреляющую авторучку, не сдержался и испытал ее на ближних. Беседуя с экспертом, он объяснил свое поведение «зудом в руках». Ему понравились беззвучность и безопасность стрельбы, хотя родственников «было жалко».

Подготовка убийства

Как ни странно, в большинстве случаев киллер ищет заказчика. И делает он это через тех же посредников. Профессиональный наемный убийца постоянно собирает сведения о нескольких перспективных жертвах (как известно, сейчас любая персональная информация весьма доступна). Он ориентируется в конфликтах. А затем, прощупав почву, в нужный момент предлагает свои услуга возможному клиенту.

Прикрытие и алиби киллера состоит в том, что на время совершения убийства или сразу же после него он может лечь в больницу или даже сесть в тюрьму за мелкое преступление. . .

С вооружением нет проблем. Нелегального оружия в России столько, что его хватит на несколько войн. Киллеры подкарауливали своих жертв не только с пистолетом ТТ, но даже с гранатометом. Напомним, в Санкт-Петербурге так расстреляли бронированный джип председателя совета директоров «Балтийской финансово- промышленной группы» Павла Капыша.

Неиссякающим источником оружия и боеприпасов служат армия и «горячие точки». Найти поставщиков практически невозможно, даже если на «стволе» уцелел заводской номер.

Когда личного советника московского бизнесмена Джабраилова задержали за хранение сумки со снайперским комплексом, дело ничем не закончилось, хотя номер на оружии уцелел. Выяснили даже, что комплекс покинул столичную воинскую часть у ВДНХ, затем попал в Ростов и должен был отправиться в Моздок, но по дороге исчез. У военных осведомились, был ли у них такой комплекс. А они в ответ потребовали от следователей назвать номер ящика (!), где он лежал. Суд дал хранителю снайперского арсенала самый минимальный срок. А когда мы спустя некоторое время пытались отыскать это дело в архиве суда, то абсолютно ничего не нашли. . .

Если такие трудности появляются в очевидных случаях, то брошенное оружие киллера со стертым номером и подавно гарантирует ему практически полную безопасность.

Профессионалы тщательно выслеживают жертву. Чтобы избежать случайностей, составляют трафик ее передвижения. Если необходимо, собирают подробнейшие сведения об охране, знакомых и домочадцах. К слову, эти материалы нередко циркулируют между службами безопасности крупных бизнес-структур. Нам попадались подробнейшие отчеты о жизни и семьях некоторых высокопос- тавленных российских чиновников, в которых содержалось все, вплоть до времени, когда домработница приезжает кормить аквариумных рыбок.

Спасти себя усиленной охраной в таком случае невозможно. Она способна остановить только случайного наемника. В крупных частных службах безопасности давно поняли, что от встречи с про- фессионалом уберегут только грамотные оперативные мероприятия, то есть сбор своевременной информации об активности потенциальных заказчиков и непримиримых конкурентов.

Почему это происходит

По трем причинам. Во-первых, российский теневой денежный оборот сопоставим с федеральным бюджетом. А контролирующие черный нал по определению выпадают из сферы правосудия и не могут решать спорные вопросы в судах (хорошо бы звучало: истец Петров против Иванова, который «отмыл» миллион и не заплатил за помощь). Во-вторых, российской милиции, прокурорам и судьям никто не доверяет. В некоторых случаях их уже не привлекают в качестве арбитров. Зачастую это дороже и хлопотнее, чем решить проблему радикальным способом.

И, в-третьих, есть большой ресурс профессионалов, готовых убивать, который постоянно пополняется за счет все той же чеченской войны. Этот фактор обеспечивает предложение, а первые две причины — постоянный спрос.

Есть и еще одно важное обстоятельство. В последнее время в списке убитых появилось немало политиков и госчиновников — депутатов, губернаторов, глав администраций. . . Все они фактически недосягаемы для правосудия. Депутаты — благодаря неприкосновенности, губернаторы и главы администраций — за счет тесных связей с правоохранителями, прокурорами и судьями. . .

Эти неприкосновенные лица так или иначе занимаются бизнесом. И имеют конкурентов, которые не могут с ними справиться, даже подкупив судью или прокурора. А следовательно, обеспечив себе неприкосновенность (официальную или неформальную), депутаты, губернаторы и прочие влиятельные чиновники среднего звена подписали себе приговор. Их неуязвимость толкает конкурентов на крайние меры.

Напомним, депутата Головлева убили после того, как его коллеги не позволили Генпрокуратуре привлечь его к ответственности по делам о приватизации. . . Цена вопроса составляла 100 млн долларов.

Размах наемных убийств в России вряд ли можно остановить телевизионными выступлениями политиков и силовиков. Но, к сожалению, общество по-прежнему убаюкивают публичными обещаниями. Нам даже не пытаются объяснить, что проблема с заказными убийствами — это не вопрос поимки неизвестного стрелка, а естественный продукт нашей политики и экономики, неуязвимости элит и продажности государственных институтов.

А это уже давняя история, которая никогда, по- видимому, не закончится. Громкое дело о том, кто расстрелял в Чечне своих – колонну ОМОНа из Подмосковья. По-прежнему не могут найти виновных.

«МК», 25 апреля 2003 года.

ЖИВЫЕ И МЕРТВЫЕ

Александр Минкин

Расстреляли Сергиево- Посадский ОМОН 2 марта 2000 года возле Грозного. Кто виноват в гибели

людей? Следствие идет четвертый год. А хор прессы уже вынес приговор. Очень странный приговор.

Очень странный хор.

. . .Управление Генеральной прокуратуры по Северному Кавказу впервые согласилось показать журналисту

уголовное дело о гибели ОМОНа.

Что случилось?

Ночью 2 марта сергиевопосадцы поездом прибыли в Моздок. В Чечне они должны были сменить ОМОН Подольска. Поэтому в Моздоке их встретил Тихонов, командир подольских. Утром колонна из 11 машин двинулась в Грозный. Тихонов сел в головную и показывал дорогу.

Возле Грозного по колонне был открыт огонь. 20 погибших, 48 раненых.

Кто виноват?

Кто стрелял: свои или боевики?

Сначала все уверенно отвечали: боевики. Но скоро ответ стал звучать иначе: боевики и Свердловский ОМОН.

Выяснилось: стрельбу по колонне начали свердловчане — слева, из-за бетонного забора. И первые 20—30 минут молотили именно они. По своим. (Тогда мы еще не знали термина "дружественный огонь". Спасибо, не "братский".)

А потом — как пишут газеты и показывает ТВ —еще три часа по колонне били боевики справа, из поселка. А Свердловский ОМОН и уцелевшие сергиевопосадцы били по боевикам.

Три с половиной часа жестокого боя. Но следствие не нашло никаких доказательств, что в бою участвовали боевики. Боевиков не было.

. . .А кто виноват, что колонна попала под огонь?

"ЗАКЛЮЧЕНИЕ служебной проверки.

. . .Фадеев Б.В. от руководства колонной самоустранился, инструктаж о мерах безопасности не провел. Не принял меры к обеспечению колонны бронетехникой, построения колонны в боевой порядок, выставлению боевого хранения. Личный состав отряда в автомашинах находился без средств броне-защиты, с одним боекомплектом. Бронежилеты, каски, а также дополнительный бое- комплект находились в грузовых машинах . . .

Главный инспектор Инспекции ГОИУ МВД РФ, генерал-майор милиции Назаров".

Из доклада главного инспектора видно, что генерал Фадеев, сопровождавший колонну из Москвы, не сделал ничего из того, что должен был. И полковник Левченко, начальник моздокского управления, тоже не сделал ничего.

Колонна ушла из Моздока без маршрутного листа, без бронетехники, без вертолетного прикрытия, не согласовав частоту радиосвязи. А боеприпасы ехали отдельно, в замыкающей машине.

Фадеев и Левченко были обвинены в преступной халатности. И дело об их халатности было выделено из дела о расстреле колонны. Год назад суд оправдал обоих. Но оправдательный приговор отменен. Обвинение предъявлено снова.

А вопрос "кто стрелял?" в суде не рассматривался вовсе. Ибо суд разбирался только в моздокском эпизоде (отправка колонны). А расстрел возле Грозного к преступной халатности отношения, получается, не имеет.

Московский заказ

Больше всего внимания уделяла гибели ОМОНа правительственная "Российская газета". Уже в июне 2000-го "РГ" написала, что омоновцев предали, что они попали в засаду, устроенную по заказу из Москвы.

А в годовщину гибели ОМОНа, 2 марта 2001-го, в "РГ" появилась статья "Дан приказ — подписан приговор. Генерал шагал в ногу с боевиками". И снова прямо назывался заказчик расстрела — генерал Позняк. Он, мол, враждовал с командиром Сергиево-Посадского ОМОНа Маркеловым и хотел его убрать. Ибо Маркелов "начал мешать криминальным группировкам".

Кончалась статья решительно: "Причины трагедии и нити ее ведут в родные края павших омоновцев. Против них была задолго спланирована и тщательно проработана террористическая акция".

Странно. Мы, конечно, знаем, что есть преступные генералы, преступные милиционеры. Знаем (и в кино видели), что есть честные милиционеры, которые борются с бандитами и со своим преступным начальством. Знаем, что преступники убивают честных — стреляют, взрывают. . .

Но провести такую операцию — отправка отряда в Чечню, организация засады — сложно. И очень опасно для организаторов. Ведь надо задействовать десятки человек. Да еще убедить Свердловский ОМОН стрелять по Сергиево-Посадскому. И все это — ради устранения неуступчивого Маркелова?

Но ведь это очень просто делается в Москве. То губернатор на асфальте, то депутат. . .

В статье "РГ "Дан приказ — подписан приговор" есть совершенно загадочные места. Вот как описан бой:

"Стреляли свердловчане недолго, около 10 минут. Хотя и этого хватило, чтобы положить половину колонны. Далее огонь вели только боевики. Это были в основном снайперы . Со стороны нефтяных вышек стреляли два снайпера. Из дома муллы бил пулеметчик. Из дальнего дома стреляла чеченка-снайпер. В одном из домов был найден окровавленный лежак снайпера со множеством гильз".

Один вопрос: как определили пол "чеченки-снайпера"? По вспышкам выстрелов? Ведь никого не поймали. А прочесывали поселок сразу после боя очень тщательно и жестко.

Ни лежаков, ни крови, ни свежих гильз не нашли. А снайперша уж точно не стала бы собирать гильзы, когда ее ловят сотни разъяренных солдат.

. . .Версия о заказе, о "задолго спланированной и тщательно проработанной террористической акции" — ничем не подтверждается.

Но эта версия очень нужна обвиняемому генералу Фадееву. Если заказ — то виноваты могущественные темные силы. А генеральская халат- ность — мелочь, она ничего не могла изменить.

Сейчас, когда впереди суд, в прессе появилось сразу несколько публикаций. За три дня — три газеты: "Известия", "Газета", "Совершенно секретно". Суть статей одна: расстрел ОМОНа заказали в Москве, а Фадеев не виноват.

Чтo пишут?

Читаю в "Известиях" рассказ одного из сергиево-посадских омоновцев:

- В Моздоке наш отряд встречали командир подольчан и командир Щелковского ОМОНа Кукушкин. Подольчане сели в головную машину и указывали дорогу. А машина с Кукушкиным где-то отстала. А пять месяцев спустя на поминки ребят Кукушкин приехал в гости в отряд. В ходе застолья, будучи уже в подпитии, он признался, что отстал тогда не случайно — он знал о нападении и получил приказ из Москвы отстать от колонны.

Жуткое обвинение.

Знал, что товарищей ждет гибель. И не предупредил. И специально отстал.

Трудно поверить, что бывают такие негодяи.

А потом негодяй отправляется на поминки по тем, кто погиб из-за его предательства. Это уж просто исчадье ада.

А потом он там признался. То есть еще и удивительный дурак.

А однополчане погибших — и это еще удивительней, — выслушав такие признания, не разорвали его на месте.

И знакомый мотив: "приказ из Москвы отстать от колонны". Интересно, как приходят такие приказы: по телефону? по факсу? по радио?

Значит, такой же негодяй и идиот набирает в Москве номер: "Слышь, Кукушкин, сейчас колонну начнут расстреливать, ты давай, отстань по-тихому".

То есть некто в Москве, отправляя на верную смерть 98 омоновцев, вдруг почему-то решает спасти Кукушкина. И при этом выдает себя с головой (ведь преступный приказ могут услышать) и создает страшного свидетеля. . .

И все это безумие — в одном абзаце статьи "Этот расстрел был заказан в Москве" ("Известия", 3 марта 2003).

А что Кукушкин? Застрелился? Или застрелил рассказчика? Или застрелил журналиста, который это напечатал? Я его разыскал. Он тяжело переживает клевету. Но — ничего, служит.

Всего сто лет назад такая публикация вызвала бы череду смертельных дуэлей и самоубийств. А сейчас — слава богу — ничего.

Еще одно загадочное место в известинской статье: "Перед отправкой в Чечню многие бойцы отряда знали, что там их ожидает. Перед отъездом командир отряда Маркелов даже попрощался со всеми, сказав, что это его последняя командировка. Опасения командира полностью оправдались - он был убит пулей снайпера в первые же минуты боя".

Это не про ОМОН. Это про каких-то тихих сумасшедших. Одни покорно отправляются на казнь. Другие, услышав на поминках рассказ об ужасном предательстве, продолжают выпивать и закусывать. . .

. . .Заказной расстрел? Надо точно знать время подхода колонны. И знать заранее. Узнав, скажем, за 15 минут, что на подходе 11 машин (сто омоновцев), — не успеешь приготовить засаду. Ведь надо стянуть человек пятьдесят, боеприпасы, вооружение. . . Колонну голыми руками не возьмешь, ее обычно сопровождают БТРы. А иногда и вертолеты. И надо знать маршрут. Не поставишь же засады на всех дорогах, ведущих в Грозный.

Спланировать такую операцию, да еще руководить ею из Москвы, могли бы разве что десятки людей. А как тогда сохранить тайну? А самое сложное — как спланировать халатность?

Сразу скажу: никто, ни один человек в мире, не знал заранее, когда пойдет колонна и какой дорогой. Даже сами сергиевопосадцы не знали.

Ошибки

И в "Известиях", и в "Газете" под статьями напечатаны выдержки из уголовного дела. И уж выдержки должны быть точными. Но. . .

Что пишут На самом деле

Колонна прибыла в Моздок около пяти утра 1 марта 2000

2 марта в 3.35

В нескольких километрах от места назначения колонна попала в засаду

В двухстах метрах

В расстреле принимали участие боевики Гелаева

Не было там никаких боевиков

Уже в первые секунды боя свердловчане поняли, кто перед ними, и прекратили огонь

Свердловчане стреляли не секунды, а двадцать-тридцать минут

По автоколонне был открыт огонь с базы Подольского ОМОНа

С базы Подольского ОМОНа место гибели колонны даже не видно

В результате обстрела 22 погибли и 31 был ранен

20 убитых и 54 раненых (48 сергиевопосадских и шестеро свердловских)

В январе 2003 года майор Игорь Тихонов умер

Командир Подольского ОМОНа И.Тихонов умер в июле 2002 г.

Это только пятая часть ошибок.

Столько "неточностей"? В солидных газетах это не может быть случайностью. Все перепутано: метры с километрами, секунды с минутами, число убитых и раненых, дата. . . А подано как цитаты из уголовного дела.

Значит, журналистов кто-то ввел в заблуждение. Кто-то, кому это выгодно. И мы точно знаем, кому.

Генерал Фадеев обвинен в преступной халатности и трусости. Генерал Фадеев — обвиняемый по делу о гибели ОМОНа. Его ждет суд; он готовит общественное мнение.

Вот его интервью ("Газета", 28.02.03).

ВОПРОС. Вы ведь были на месте перестрелки. Ваша версия: что же произошло?

ФАДЕЕВ. Я считаю, что это была хорошо спланированная акция. Не без участия людей, находящихся в Москве.

О "заказе из Москвы" мы уже знаем. Но вы, уважаемые читатели, наверное, не заметили финта.

Фадеев не был на месте перестрелки. А из его ответа возникает впечатление, что был. Обязан был туда мчаться. Но не отважился.

Фадеева обвиняют, что он отправил колонну без маршрутного листа, без бронетехники. А он заявляет в "Газете":

— Приказ, подписанный Юхманом, предписывал мне следовать в Гудермес.

Такого приказа не существует.

И Гудермес ни при чем. До отъезда туда у Фадеева было несколько часов — более чем достаточно, чтобы отправить отряд Маркелова по всем правилам.

. . .Полковнику Левченко обвинение предъявили 4 декабря 2002 г., а генералу Фадееву 4 февраля 2003 г. — ровно два месяца он бегал от следователя: то он в Совете Федерации, то — в Думе, то температура, то давление. Как в анекдоте: то понос, то золотуха.

Все, что связано с Чечней, причиняет генералу Фадееву небольшие увечья. Когда в 1999 г. его намеревались в первый (и последний) раз отправить туда в командировку, он ушиб ногу, что оттянуло поездку на войну месяца на два-три. Когда пришло время расписаться в обвинении, генерал скрылся в больницу. А когда следователь Генпрокуратуры его там нашел, то правая рука генерала была спрятана под халатом: мол, повреждена, мол, операция, расписаться не могу.

Однако хирурги утверждают, что операция на правом плече не приводит к параличу кисти и не лишает пальцы возможности держать перо.

. . .Фадеев расписался на предъявленном обвинении, только когда было выписано постановление о приводе.

"Самоволка"

Если ОМОН расстрелян по заказу, все должно идти строго по плану.

Но Фадеев сам настаивал в суде, что Маркелов увел отряд самовольно, не доложившись ему, Фадееву. Выходит, в гибели отряда виновата не халатность Фадеева, а самоуправство Маркелова. Виноват мертвый. (Но свидетели утверждают: Маркелов "доложился" Фадееву.)

А если ОМОН ушел самовольно — то где же коварный план московских заказчиков?

Чтобы попасть в засаду, надо прийти точно в то место, где ждет засада.

Из Моздока в Грозный ведет федеральная трасса. Частые блокпосты передают колонну от одного к другому примерно так, как авиадиспетчеры передают самолет.

Именно по ней идут колонны из Моздока в Грозный. И входят в грозный с северо-востока.

Но в головной машине сидел командир подольских Тихонов. Он торопился. Ему хотелось скорее привезти смену, загрузить своих и в тот же день успеть с подольским отрядом в Моздок на вокзал, на поезд, в Москву.

Федеральная трасса безопасная, но длинная. И блокпосты тормозят. Тихонов свернул на проселок. Он гнал, он сократил дорогу. А в ре- зультате колонна подошла к Грозному с запада. Там за бетонной стеной сидели свердловские. И ждали боевиков. Не именно в этот день. Там боевиков постоянно ждали, опасаясь очередной попытки сепаратистов захватить Грозный — нагадить нам в канун выборов президента.

Если дьявольский план, если засада — колонну должны были ждать на федеральной трассе. Объясните, как запланировать внезапный по- ворот, сделанный торопящимся Тихоновым?

Тихонова в суде допросить не смогла. К тому времени он был тяжело болен, а вскоре умер (рак мозга).

А полковник Кукушкин, который якобы встречал, а потом специально отстал. . . Он не встречал их, потому что прибыл с ними из Москвы в одном эшелоне. И не отстал. Это они его бросили в Моздоке. Тихонов торопился, а Кукушкин должен был еще получить грузовик с продуктами.

Очень не хотелось ему отправляться ввосьмером на двух машинах. Куда спокойнее, когда 13 машин и более ста человек. Он изо всех сил старался догнать сергиевопосадцев. Его спутники слышали, как он кричал по рации: "Подождите!" А в ответ: "Ничего, догонишь". И он гнал по федеральной, не зная, что впереди уже никого нет. Не зная, что Маркелов и Тихонов уже свернули на короткую дорогу. . . .На свое счастье, не догнал.

Рекордная высота

4 марта 2003-го в "Совершенно секретно" вышла статья "Приступить к ликвидации".

Тот же стандартный набор ошибок. И вся статья — сплошное загадочное место. Такая каша; припутывают Аушева, Громова, Лебедя, даже П.П.Бородина упомянули, даже Джохара Дудаева и клуб ЦСКА.

Версию о московском заказе "Совсек" повторяет и сам, и вкладывает в уста полковнику Левченко: "Вследствие утечки служебной ин- формации боевики знали маршрут и время прибытия отряда. Боевики тщательно, вплоть до погодных условий, разработали план на- падения. Трагедия стала возможной вследствие тщательно спланированной и подготовленной операции".

Похоже, он выучил формулировки из "РГ". Но снова повторим: никто заранее не знал время прибытия и место прибытия. А у Левченко заметно желание свалить гибель ОМОНа на козни дьявола. Потому что без помощи дьявола даже московские генералы не смогли бы разработать план "вплоть до погодных условий".

А еще Левченко в "Совсеке" объясняет, почему он не дал отряду ни брони, ни вертолетов. Не по халатности, а потому что в этом нет смысла. "Наши приказы — это бездна безграмотности, — возмущается Левченко. — Как можно прикрыть передвижение колонн вертолетом, если он летит на высоте пять тысяч метров?"

На этот вопрос полковника не знаешь как ответить. Потолок "Ми-8" и "Ми-24" — 4500 метров. На пять километров они вообще не поднимаются. А по инструкции "при сопровождении колонн боевые вертолеты выполняют полет на предельно малых высотах". Обычно — от 15 до 150 метров.

Кто убил?

Когда колонна подошла к Грозному, — слева по ходу, за бетонным забором, был Свердловский ОМОН, справа — поселок.

Увидев колонну, два офицера Свердловского ОМОНа вышли из укрытия навстречу. Они собирались остановить прибывших и проверить документы. Они подозревали, что это в Грозный пытаются прорваться боевики, одетые в форму милиционеров. Они не ждали, что отсюда, с проселка, идет в Грозный колонна подмосковного ОМОНа. А она подошла без радиопредупреждения, без брони. Вот где страшно сработала халатность Фадеева и Левченко — отсутствие маршрута, связи, БТРов.

А наши рассчитывали на радостную встречу (смена пришла!). И, увидев вышедших на дорогу офицеров, кто-то из сергиевопосадцев дал в воздух пару радостных автоматных очередей.

Но те не ждали радостных приветствий. И услышав очереди, упали на землю, как и полагается, когда в тебя стреляет враг.

Находящиеся за бетонным забором свердловские услышали очереди и увидели, как упали их командиры.

Что они могли подумать?

Да они и не думали. Враг стреляет в командиров! Они открыли огонь по врагу. Бешеный огонь. Через 20 минут колонна горела, на дороге лежало 20 трупов, полсотни раненых.

Когда до свердловских дошло, что они расстреляли своих, они перенесли огонь выше, на поселок. И еще три часа они лупили по поселку, изображая бой с боевиками, якобы расстрелявшими колонну. И уцелевшие сергиевопосадцы перестали стрелять по бетонному забору и тоже перенесли огонь на поселок.

Но сотни пробоин — все слева. И все убиты и ранены — слева. И все — в первые 20 минут.

А последующий трехчасовой бой? В наших за три часа никто не попал, и наши ни в кого не попали. Это был не бой, а отчаянная имитация. Это был бой с воображаемым противником, на которого необходимо было списать реальные трупы.

Три с лишним часа воображаемого боя. Значит, лишние три часа раненые лежали без медицинской помощи. Умирали за показуху.

Дружественный огонь — беда любой войны. Американцы, похоже, убили в Ираке больше англичан, чем иракцы. Но всякий раз генералы признавали вину сразу. И просили прощения. А наши врали Сталину, врали Брежневу, Горбачеву, Ельцину, врут и теперь. И всем тошно от их вранья.

Генеральский вопрос

В интервью газете "Газета" (28.02.03) генерал Фадеев выражает недовольство:

— У меня очень много вопросов к следствию. . . Почему не изъяли пули из тел?

Вопрос очень важный. Если из тела извлечь пулю, то экспертиза безошибочно найдет ствол.

Если бы пули из погибших омоновцев были извлечены — экспертиза бы показала: свердловские это стволы или какие-то другие.

Раз у Фадеева "много вопросов к следствию", надо помочь. В Ессентуках расположено Управление Генеральной прокуратуры по Северному Кавказу. В сейфе лежит два десятка толстенных папок — тома уголовного дела.

Показываю следователю по особо важным делам статью с вопросом генерала Фадеева: "Почему не изъяли пули из тел?"

Следователь открывает соответствующий том уголовного дела и показывает лист 29. На бланке Генеральной прокуратуры:

"Начальнику ОВД Ростовской области. . .

Направляю Вам 7 постановлений о назначении судебно-медицинских экспертиз, прошу обеспечить их производство. . ."

Под печатным текстом расписка от руки: "Семь постановлений о назначении СМЭ и 7 трупов получил Зам н-ка ГУВД МО г-р-майор Б.В.Фадеев. 4 марта 2000".

Буквы скачут, слова не дописаны. Можно понять, как его трясло.

Именно Фадеев должен был доставить трупы и постановления об экспертизе. Но эксперты постановлений не получили.

У него "вопросы к следствию". А у следствия вопросы к нему. Почему не передал? А потому, наверное, что если пули в омоновцах только наши — значит, боевиков не было. И не вражеская засада виной, а его халатность.

Мертвые похоронены. Пули извлечены не будут. Экспертиза не грозит. И вот из 30 свердловских только один признал, что стрелял по колонне. Остальные в один голос утверждают: "Били только по боевикам".

Но воображаемые боевики были справа. А сотни реальных пробоин в бортах и кабинах колонны, растянувшейся на 300 метров, — все сле- ва. Один свердловчанин, что ли, всех положил?

"ЗАКЛЮЧЕНИЕ служебной проверки.

. . .был отдан приказ об эвакуации раненых, находившихся в зоне обстрела. При проведении эвакуации раненых со стороны боевиков огонь не велся.

Главный инспектор Инспекции ГОИУ МВД РФ, генерал-майор милиции Назаров".

Это ж какие гуманные боевики попадаются.

В сладких снах. Реальные бы стреляли.

Заведомая ложь

В разных газетах — одинаковые ошибки. Значит, источник этих публикаций — один.

Случайные ошибки были бы частично в пользу Фадеева, а частично нет. А когда 100 % в пользу — тогда о случайности говорить невозможно.

Ошибки в упомянутых изданиях повторяют ошибки "Российской газеты". И в доказательство они прямо ссылаются на "РГ" и ее автора. Это в его статьях впервые сказано о московском заказе, о снайперше, о том, что отряд был расстрелян в Чечне потому, что командир Маркелов мешал криминальным структурам и их покровителю Позняку.

Но по поводу этих публикаций давно было возбуждено уголовное дело и гражданский иск о чести и достоинстве.

Иск генерал Позняк выиграл. Все, что в "РГ" ему приписывали, было опровергнуто в суде. А уголовное дело о клевете было прекращено "за отсутствием состава преступления".

Следователь доказал ложность измышлений журналиста "РГ". Но не доказал, что они заведомо ложные. На допросах журналист твердил, что искренне верил в правдивость сообщаемых сведений; не знал, что они ложные. Вот этого злого умысла и не хватило для "состава преступления". Оклеветал, но не нарочно.

А другие теперь на эту искреннюю клевету опираются в новых публикациях.

К газетной атаке подключилась и наша стратегическая авиация. Ибо передачи Первого канала (ОРТ) — это что-то вроде тяжелейших сверхмощных бомб, которые разнесли даже знаменитые бункеры Саддама.

17 марта в передаче "Человек и закон" снова звучал бред о московском заказе, молодой омоновец снова повторял, что "Кукушкин знал, но специально отстал", что стреляли боевики. . . На экране дергался компьютерный мультик-страшилка с трассирующими пулями, бьющими по колонне из поселка.

А потам на экране появился журналист "РГ", спасшийся от уголовного наказания только тем, будто искренне верил в свою клевету. И снова повторил все обвинения и даже добавил, что Позняк, служивший в Афганистане, отправлял оттуда в гробах (под видом "груза 200") старинные монеты, старинное оружие и наркотики.

Может, Позняк в 1980-х вывозил монеты в гробах, а пирамиду Хеопса — по частям — в подводных лодках. Но каким образом все это повлияло на то, что спустя 20 лет генерал Фадеев не выполнил, не обеспечил? . .

Московский расстрел

. . .Любая редакция не застрахована от ошибок. Но одновременное появление одинаковых ошибок в нескольких изданиях означает, что кто-то проводит спецоперацию с прессой. А газеты — жертвы этой операции (если действуют по неведению). Или соучастники (если за деньги).

А почему генералу идут навстречу и врачи, и газеты, и суды (в том числе, возможно, и Верховный)? Может, потому что Фадеев — генерал не простой. До последнего времени он — начальник ГАИ Московской области. А ГАИ (ГИБДД) — это такие связи и такие средства, что не только генерал, но и лейтенант "может всё". Захочет — и Патриарха сделает крестным отцом.

Но настоящая жертва — это все мы. Люди. Общество. Пресса. . .

Наши солдаты убиты. Преступники благоденствуют. Невиновные оболганы так, что не отмыться.

А народ обманут так, что уже ничего не соображает.

И с отвращением отворачивается от прессы, не в силах различить: когда она его информирует, а когда — морочит.

Северный Кавказ — Москва,

Теперь речь пойдет об одной из самых закрытых, таинственных и могущественных служб. Ранее этим царством ведал Павел Бородин, чем и прославился. Путин привел своего управделами. Если Бородин всегда был на виду, постоянно мелькал на экране, охотно раздавал интервью, то новый управделами президента Кожин совсем другой. Держится в стороне, не выставляется. Его хозяйство, как говорят, сопоставимо с хозяйством европейской страны среднего размера.

«МК», 29 апреля 2003 года.

ДВОРЦЫ И ХИЖИНЫ ВЛАДИМИРА КОЖИНА

Пост управляющего делами Президента РФ — покруче должности министра или иного вице-премьера. Мало того что Владимиру Кожину подчиняются десятки тысяч людей, в его распоряжении находится собственность, цену которой затруднятся определить даже самые крутые специалисты. Кто, например, скажет, сколько стоит Московский Кремль со всем его содержимым? Ну а еще управделами — это всегда персона, близкая к президенту, а значит, особенно влиятельная. (Один бывший управляющий делами известной силовой структуры говорил: "Я здесь человек не первый. Но и не второй. . .") При всем этом не удивительно, что среди журналистов г-н Кожин прослыл замкнутым и скрытным. Хотя, может, коллеги писали о ком-то другом? Перед нами предстал весьма приятный и улыбчивый мужчина. . .

Где теперь живет Б.Н.?

В. - Владимир Игоревич, давайте поговорим о ваших самых "секретных" объектах — резиденциях президента. Когда Путина только-только избрали, ходили слухи о грядущей реконструкции Ново-Огарева. Действительно ли велись такие работы?

О. — Вот вы пришли в квартиру, где ремонта не было лет двадцать. Что вы там увидите? Да в любой семье приходит такой момент, когда, к примеру, жена говорит: "Посмотри на эти обои, на эту сантехнику, все течет, полы скрипят". Был проведен косметический ремонт. Никто ничего не строил и не пристраивал. Привели в порядок, помыли, почистили.

В. — Мебель поменяли. . .

О. — Кстати, не везде. Где-то она стоит со времен ЦК КПСС. А поменяли там, где она пришла в негодность.

В. — Поменяли на российскую или импортную?

О. — Этим занималась Федеральная служба охраны, поскольку это их объект, но, насколько я знаю, в первую очередь от- давали предпочтение российским образцам.

В. — Говорят, что "Горки-9", где проживает первый Президент России, требуют серьезного ремонта, посему Борис Николаевич переехал оттуда в некую резиденцию близ Бар- вихи. А "Горки" сейчас ремонтируют. Это правда? И где теперь живет Ельцин?

О. — Вы знаете, все, что касается места жительства президентов, это прерогатива ФСО, и эти вопросы надо было бы им и адресовать.

В. — Ну, давайте тогда про ремонт.

О. — Насколько я знаю, Борис Николаевич действительно переехал, дача ведь старая. . .

В. — А реконструкция там идет? Он вернется обратно?

О. — Пока нет, и не думаю, что он переедет обратно. В "Горках", видимо, будет какая-нибудь резиденция для приема гостей.

В. — Помнится, Борису Николаевичу обещали еще и кабинет в Кремле. Появился ли он наконец?

О. — Зачем? Борис Николаевич пенсионер. Если ему надо приехать в Кремль и встретиться с президентом, то он может это сделать, договорившись, естественно, с Владимиром Владимировичем.

В. — Ему закажут пропуск. . .

О. — Да нет, заказывать пропуск не нужно, он пройдет в помещение, и все, что ему потребуется, будет предоставлено. А кабинета как такового, с вывеской, нет. Во-первых, в этом отсутствует необходимость, а во-вторых, нигде в мире нет та- кой практики, чтобы уходящий президент имел в государственной резиденции свой кабинет. Можно тогда ведь спросить, почему нет кабинета Горбачева Михаила Сергеевича. Был ведь президентом? Был.

В. — Вашего предшественника Павла Бородина упрекали по поводу чрезмерных затрат на реконструкцию кремлевских помещений. Ремонт, сделанный при Бородине, держится?

О. — Все залы Большого Кремлевского дворца на месте.

В. — Штукатурка не осыпается?

О. — Не осыпается.

В. — Паркет цел?

О. — Цел паркет. Другое дело, что прошло четыре года и какой-то косметический ремонт уже нужен. Но в целом дворец в нормальном рабочем состоянии.

В. — Известно, что вы к излишним тратам не склонны: помнится, предлагали сделать из "Шуйской Чупы", пустующей большую часть времени, высокодоходный гостиничный комплекс. Но вот съездил туда Путин, и дело как-то заглохло. От идеи отказались?

О. — Нет, ничего не отменялось. Мы стараемся, уж если что решили, то выполнять эти решения. Владимир Владимирович был там один раз, и с этой резиденции на сегодня снят президентский статус. Это такой же наш объект, как, скажем, санаторий "Сочи", и он сегодня открыт. Другое дело, что "Шуйскую Чупу" невозможно превратить в высококлассную и высокодоходную гостиницу, поскольку для этого просто нет места. Там небольшие домики. В основном доме может разместиться человек десять, есть еще вспомогательные строения. Но это не такой объект, на котором могут отдыхать сотни людей. Тем не менее желающие могут выяснить, как туда попасть, купить путевку, половить рыбу, грибы пособирать, там для такого отдыха все предусмотрено.

С переездом парламента подождут

В. — Наши депутаты и сенаторы все время собираются переезжать. Сначала шли разговоры, будто членов СФ переселят в здание мэрии на Новом Арбате, потом - что на Кутузовском проспекте построят Парламентский центр. Последняя версия — парламент разместят в Сити. Неужели 170 сенаторам мало трех зданий на Большой Дмитровке, а 450 депутатам — внушительных помещений в Охотном Ряду?

О. — Наше мнение, и я думаю, что такова и позиция президента: да, Парламентский центр нужен. Потому что сегодня Совет Федерации занимает не два здания, а гораздо больше. Помещения Госдумы разбросаны по пяти различным адресам. Ну, сидели бы и сидели, да? Но это пять систем охраны, обеспечения здания, питания, доставки корреспонденции и так далее. Если все это посчитать, получаются огромные деньги. Поэтому абсолютно очевидно, что единый комплекс выгоден и экономически, и организацион- но. Теперь не менее важный вопрос: где и когда? Когда — я думаю, вам сейчас никто не скажет. У нас были расчеты, были наработки — в любом случае, это достаточно дорогое удовольствие. Конкретных планов нет, просто потому, что на это нет денег. Могу сказать лишь, где Парламентского центра не будет совершенно точно. В Сити.

В. — А на Кутузовском?

О. — Пока не знаю. Мы отдавали больше предпочтения размещению этого комплекса вблизи Белого дома. Там есть соответствующее место, и если когда-нибудь мы доберемся до того, чтобы начать формулировать конкретные технические задания, готовить проектную документацию, мы, конечно, будем склоняться к этому месту. Я не имею в виду и здание мэрии — все будет строиться с нуля.

В. — В прошлом году у сенаторов наконец-то решился квартирный вопрос: теперь они живут в элитном доме в Кунцеве, в котором должны появиться бассейн, рестораны, фитнес-клуб и даже парк для конных прогулок. По какому принципу отбиралось это жилье?

О. — По очень простому принципу, так же, как и дом на улице Улофа Пальме: мы проводили тендер, выбирали тех, кто предложит нам оптимальные условия по качеству и нашим требованиям к квартирам. Мы не задавали условия строить кинозалы и бассейны, занимались только квартирами в чистом виде. В депутатском доме на улице Пальме внизу есть огромный подземный паркинг. Но он к нам не имеет никакого отношения. Точно также и по этому адресу. Да, насколько мы знаем этот проект, там, наверное, будет строиться все то, что вы назвали. Но об оплате этих вещей со стороны государства речи нет и быть не может. А жилье там действительно качественное, и тем параметрам, которые мы закладывали в тендер, оно соответствует.

В. — Кто же платит за коммунальное обслуживание этих квартир?

О. — Мы оплачиваем. Эти расходы несет государство. В соответствии с законом о статусе депутата Госдумы и члена Совета Федерации.

Задачка для Пугачевой

В. - Прошлой осенью высокопоставленные чиновники получили в единоличное пользование ВИП-залы в аэропортах, вытеснив оттуда звезд эстрады и прочих знаменитостей. Идея себя оправдала?

О. — Разделение произошло. Еще два слова о том, зачем это было сделано. Большая пресса была на тему, что вот-де для чиновников восстанавливают привилегии времен Советского Союза. Ничего мы не восстанавливаем, а стараемся навести элементарный порядок. Вот когда этого не было, каждый месяц какая-нибудь газета обязательно публиковала репортаж на тему, какой бардак творится в этих жутких ВИП-залах: мини- стры вместе с олигархами пьют-гуляют, и все они дружно проходят там и проносят все что вздумается. Действительно, проблема существовала. Зал официальных делегаций (так мы его называем) — это система упрощенного прохода государственной границы и таможенного контроля. То есть государство идет на какие-то послабления сточки зрения жестких правил. Знаете, как тот анекдот: можно взять в аренду кусок государственной границы? В анекдоте говорили — нельзя, а тут взяли. Платили деньги и точно так же проходили эту упрощенную процедуру. Почему? Он не министр, не директор департамента, он просто купил себе это право. Это неправильно — государство может идти на это только для узкого круга государственных чиновников. В списке, который мы недавно утвердили, несколько сотен на всю страну.

В. — А что-то реальное в этом плане уже сделано?

О. — Залы уже начинают восстанавливаться, например в "Шереметьево-2". Задача очень простая: нам не нужно суперобслуживание. Вполне достаточно минеральной воды, кофе, чая. Плюс — нормальный интерьер. Ведь основная цель — обеспечить максимально быстрое оформление и проход государственного чиновника из самолета и обратно.

Вот говорят, во всем мире нигде этого нет. Есть отдельные залы, но их мало кто видит, поскольку никакого нашего олигарха туда не пустят. Так что теперь у нас будут залы для официальных делегаций и ВИП-залы. Есть деньги — идите в такой зал. Оплачивайте — и к вашим услугам ресторан, Интернет, душ. Вы отдыхаете там, а потом в общем порядке проходите паспортный и таможенный контроль.

В. — То есть если, к примеру, Алла Пугачева соберется куда- нибудь выехать, ей придется стоять в общей очереди?

О. — Ну, это уже проблемы аэропорта, как обеспечить гостям, чтобы они не стояли в очереди.

В. —Одна из самых знаменитых строек УДП последнего времени — возведение дворца в Стрельне. Скорость, с которой его реконструируют, вызывает изумление даже у про- фессионалов. Говорят, из-за такой спешки может быть нарушена технология, и это приведет к бесконечным ремонтам уже после сдачи дворца в эксплуатацию. Вы этого не опасаетесь?

О. —Действительно, темпы работ были так высоки, что очень многие не верят, что все будет там нормально сделано. По нормативам, если взять и посчитать, то на это как минимум требуется три года, а в действительности первые строители появились там в ноябре 2001 года. Но с точки зрения того, о чем вы говорите, у нас нет сомнений, поскольку там были собраны лучшие инженерно-строительные силы Санкт- Петербурга. Все выполнялось на высшем техническом уровне. 90 процентов работ уже закончено.

В. — Какие еще масштабные проекты сейчас реализует управление?

О. — Видите ли, мы не стройтрест, и у нас нет планов масштабных строек. Все эти работы диктуются теми или иными потребностями. Мы готовимся к продолжению реконструкции Кремля, а именно 14-го корпуса — это большое здание, где и сосредоточены основные службы: и Администрация Президента, и наши подразделения, и федеральная служба охраны. Этот корпус никогда толком не ремонтировали. Ведутся работы и в Государственном Кремлевском дворце — осенью вы его увидите в обновленном виде. Там уже сейчас очень много сделано. Это, знаете, избитый шаблон, что во Дворце съездов, как его по-прежнему называют, невозможно выступать, там ужасная акустика и так далее. Вы спросите специалистов, и они вам скажут, что там сегодня звук один из лучших в Европе. Мы закончили и сдали в конце года этот комплекс в эксплуатацию, работали и наши специалисты, и американские. В зале создана уникальная система звучания. Там установлена и функционирует суперсовременная система света. Вот если говорить о зале, вернее о том, что видно всем, осталось последнее — оформление. А дальше мы спокойно будем заниматься очень большой работой, потому что под дворцом несколько этажей коммуникаций, техники, инженерии — это требует тоже серьезного ремонта. Кроме этого—Дом правительства. А в Санкт-Петербурге это и недавно передан- ный нам комплекс Сената и Синода.

В. — Подождите, но Белый дом вроде вполне неплохо выгладит.

О. — Потому что за ним все время следят. Опять же, если мы не будем этого делать, потребуется капитальный ремонт. Мы проводим постоянно там какие-то работы.

В. — А есть ли у управления делами какие-нибудь методы экономии бюджетных средств?

О. — К примеру, практически все дачные комплексы управления делами не финансируются государством практически ни на копейку. Живут за счет собственных средств — по принципу предоставления путевок для проживания госслужащим и свободного рынка, то есть продажи путевок всем желающим. Заработанные деньги идут на ремонт, содержание, и в том числе в определенной степени на дотирование путевок, по которым проживают государственные служащие.

Сложнее вопрос стоит с медициной, потому что это очень тонкая сфера, но здесь то же самое: потребности, которые существуют, покрываются со стороны бюджета, но и медицина сама приносит деньги. Так и зарабатываем. . .

Беседовала Виктория БОГОМОЛОВА.

Возвращение к теме, которой было уже посвящено много материалов в моих письмах. Судьба коллекции Балдина. Передали бы ее спокойно Германии, и никто бы даже не знал об этом, если бы не шум, поднятый Губенко. Он своего добился: о нем теперь все помнят. «А все затем, что патриотки».

«МК», 26 апреля 2003 года.

БАЛДИНСКИЙ СИНДРОМ

Марина Овсова

Сегодня в Музее архитектуры закрывается выставка печально знаменитых "бременских" рисунков из коллекции Виктора Балдина. Завтра 362 рисунка и 2 картины великих мастеров упакуют в ящики и отправят в хранилище Министерства культуры, где они будут дожидаться окончательного решения своей судьбы.

Не путать «реституцию» с «проституцией»

Но вот что странно. Еще недавно противники возвращения коллекции Германии буквально бились в истерике, а сейчас наступила прямо-таки гробовая тишина. Молчат все. Молчит Николай Губенко, который и заварил всю эту истеричную кашу вокруг коллекции. Затихло Министерство культуры, которое до поры, видимо, решило не высовываться, чтобы опять не заработать обвинения в антипатриотизме. Ничего не говорит и Генпрокуратура, которой поручили проверить законность передачи рисунков в Бременский художественный музей.

А раз так — можно сделать вывод, что противоборствующие стороны придут к соглашению. Сейчас решение звучит так: мы признаем, что Виктор Балдин, героически спасая рисунки старых мастеров от гибели, все-таки незаконно вывез их из Германии, мы возвращаем эти рисунки хозяевам, а они нам за это оставляют 19 отобранных Эрмитажем рисунков великих художников и одну картину Гойи. Это четверть от стоимости всей коллекции, которая составляет 23,6 миллиона долларов.

Впрочем, останется еще одно. А именно вопрос: мы что, так и будем до скончания веков биться в падучей по каждому произведению искусства, которое оказалось у нас или в Германии после войны? Которая, кстати сказать, окончилась почти 60 лет назад.

Слово "реституция" (перемещение или возвращение культурных ценностей, захваченных в результате хищений или военных действий) появилось в России недавно. У нас это понятие большей частью охватывает лишь итоги Второй мировой войны. Но это не означает, что претензии, например, Греции и Египта к Великобритании, где с конца XIX— начала ХХ века в Британском музее хранятся сокровища Парфенона и египетских фараонов, безосновательны. Другое дело, что Лондон делает вид, будто не слышит стенаний потомков древних цивилизаций. А вот Париж после падения Наполеона почти все из награбленного вернул. Вообще, с XIX века в мире существовали нормы, которые защищали культурные ценности от захвата и разграбления.

Переговоры по реституции между Россией и Германией начались в 1991 г. И открыл их. . . Николай Губенко, в то время министр культуры СССР. 15марта 1991 г. именно он разрешил вернуть Германии более 2200 нотных рукописей и изданий и вместе с Анатолием Собчаком лично вручил их Гамбургской библиотеке.

Этот шаг стал хорошим заделом для дальнейших переговоров, которые вела уже Российская Федерация. Их исходной точкой принято считать встречу в Дрездене в феврале 1993 г., после которой Россия и Германия обозначили приоритетные и наиболее значимые культурные ценности, в возврате которых заинтересованы обе страны. Список Германии (так называемый "список Наумана") внушителен: архив Ратенау, книги из Готской библиотеки, фонды Музея древнейшей и древ- ней истории (в том числе так называемое золото Шлимана), собрание книг Хаденберга, картины Бернхарда Кёлера, библия Гутенберга, собрание картин Кребса, "коллекция Виктора Балдина", архив Лассаля и др.

С российской стороны перечень выглядит скромнее. Из наиболее ценного — портрет великого князя Павла Петровича кисти А.Рослина из Китайской галереи Гатчинского дворца, похищенный недавно из немецкого частного собрания и арестованный в Амстердаме, а также четыре картины, купленные в 1839 г. Николаем I и находившиеся в апарта- ментах сначала русского, а затем советского посольства в Германии. После войны они были обнаружены американцами в своей зоне оккупации и с 1968 г. хранятся в берлинском замке Шарлоттенбург. Принципиальных возражений о возврате этих 4 картин у немцев нет. Сложность в другом — все четыре карти- ны вмонтированы в стены замка, и их изъятие невозможно. Но немецкая сторона готова

взамен предоставить России другие произведения живописи аналогичной ценности.

«Сикстинских мадонн» мы не теряли

С нашими претензиями очень сложно. Если у немцев все учтено и подсчитано, то у нас все туманно. Утеряны многие учетные книги музеев, учет культурных потерь в советское время не велся вообще, и лишь сейчас Минкульт этим занялся. Однако можно с уверенностью сказать, что произведений мирового значения наши музеи не потеряли. Когда стало ясно, что мы выигрываем в войне, была создана комиссия под руководством Грабаря. На ее заседаниях директор НИИ музейной работы Маневский доложил, что все основные фонды крупнейших музеев были вывезены в эвакуацию. Основные потери пришлись на Новгород, Псков, Павловск, Гатчину, Петродворец и Царское Село под Ленинградом.

Все захваченные культурные ценности немцы свозили в специальные склады. Работу возглавляло идеологическое ведомство нацистов под руководством Альфреда Розенберга, которое поначалу особое внимание уделяло архивам парткомов и еврейских общин и было очень недовольно, что на него "повесили" искусство. Склады с нашими культурными ценностями располагались на нашей оккупированной территории и в Восточной Германии — Гитлер не собирался проигрывать войну, потому их не везли далеко за Эльбу. Так что при наступлении советские войска находили наши же произведения в этих складах. В целости и сохранности оказался подобный склад в Кенигсберге. Смоленский художественный музей нашел свои картины в Польше. Четыре эшелона произведений искусства нам передали американцы. Всего же американцы за 14 послевоенных лет совершили 19 актов передачи нам культурных ценностей с их складов. Вернулось, конечно, не все — многие произведения попросту погибли. Тем не менее культурных потерь глобального значения вроде "Сикстинской мадонны" мы не понесли.

Что нам возвращено

Лишь с 1997 года, когда в Минкульте был образован департамент по сохранению культурных ценностей, начался подсчет наших потерь. На данный момент выпущено семь книг. Всего же будет 30 томов. Вообще говорить о каком-то возврате наших ценностей можно, только имея доказательства их принадлежности нашим музеям. На данный момент из 35 позиций (с доказанной принадлежностью и обнаруженных) закрыто 15, а пять пока не подтвердились. В списке культурных ценностей российского происхождения, обнаруженных за рубежом и возвращенных в Россию, значатся: акварель XVIII века «Вид Монрепо близ Людвигсбурга" из Гатчины; портрет Петра Басина кисти Кипренского (увезен из Алупки людьми Розенберга и обнаружен у частного коллекционера в США, который купил его за 170 тысяч долларов; в 1998 году коллекционер Лаудер безвозмездно вернул картину Русскому музею); икона "Видение старца Дорофея" из Псковского музея (возвращена в 2001 году). Германия вернула семь портретов царских особ, которые были увезены в 1941 году из дворцов Гатчины, Петергофа и Царского Села и хранились долгое время в берлинском Историческом музее. После предъявления нашей стороной доказательств их принадлежности возвращены (безвозмездно) в 2002 году. Из последнего можно вспомнить возвращение мозаик и комода из Янтарной комнаты, выкупленных гражданами Бремена у частных лиц, и смоленского партархива.

Были возвращения и в советское время. Например, 614 серебряных предметов из Псково-Печерской лавры. Немецкий фермер и историк-любитель Георг Штайн, погибший 15 лет назад от нищеты (!), нашел в архивах документы, по которым ящики с русскими предметами находятся в музее иконописи Реклингхаузен. Эти предметы там и были найдены и в 1973 году возвращены нам.

Что законно и что незаконно

До 1998 года, когда в России был принят закон о реституции, все культурные ценности, вывезенные из Германии, в одностороннем порядке считались нами законно полученными в качестве компенсации за потери в войне. Но вот вопрос: если не было никакого криминала, почему только недавно обнаро- довали наличие у нас "золота Шлимана" и рисунков из балдинской коллекции? Хранили тайно, с грифом «особый инвентарь". От этого страдали все — и специалисты, которые в изучении истории искусства никак не могли заткнуть зияющие бреши, а главное — любители искусства, лишенные возможности любоваться шедеврами. Все дело в том, что ны- нешним музейщикам и властям приходится расхлебывать юридические и идеологические проколы прошлых политиков.

Первоначально вывоз культурных ценностей из Германии не заявлялся как компенсация за потери. Добиться согласия на такую реституцию у союзников советским дипломатам не удалось — те упорно считали, что компенсация должна взиматься не картинами и скульптурами, а деньгами, оборудованием или товарами. Поэтому вывоз проводился под эгидой спасения культурных ценностей от военных действий.

Но и американцы не церемонились. До сих пор остается загадкой судьба венгерского "золотого" эшелона. В неразберихе послевоенного периода были ограблены все венгерские евреи. Вскрывались банки, опустошались дворцы и особняки. Целый эшелон попал в американскую зону. И дальше. . . чудесным образом его содержимое всплыло на нью-йоркском аукционе и было там продано. До сих пор в США специальная комиссия никак не может разобраться, как так получилось. Но были и особые случаи. Так, сразу после окон- чания войны в Висбадене, где находился один из американских трофейных складов, бригада из 35 офицеров во главе с искусствоведом Вальтером Фармером отказалась отправлять в США 202 картины из немецких коллекций. Более того, офицеры написали манифест, по которому произведения искусства не могут быть компенсацией за потери в войне. В результате картины все же были увезены в Штаты, однако после многочисленных судов спустя 4 года вернулись в Германию.

В январе 1957 г. между правительствами ГДР и СССР была достигнута договоренность о взаимном возвращении культурных ценностей. С1958 по 1960 г. состоялось 19 случаев передач, в том числе знаменитой Дрезденской галереи. В итоговом протоколе, подписанном 29 июля 1960 г. в Берлине, зафиксировано, что Германии передано 1 571 995 предметов, 121 ящик книг, фоноархивов, нотных тетрадей, свыше 3 миллионов архивных дел. Однако в связи с политической ситуацией осталась нерешенной судьба культурных ценностей, относившихся к музеям и учреждениям, находившимся в западных зонах Германии, а также предметов, не переданных до 1960 г. В 1962 г. ЦК КПСС велел забыть об этих ценностях, чтобы не будоражить международную общественность. Началось закрытое хранение в спецфондах, плоды которого мы пожинаем по сей день.

Наш закон о реституции, принятый в 1998 году, полностью перевел все перемещенные к нам ценности на легальное положение. Теперь все хранящиеся в музеях и библиотеках памятники культуры объявлены собственностью государства. Даже те, которые были захвачены фашистами на территории других оккупированных государств, а затем были вывезены нами из Германии. В принятии этого закона, кстати, активное участие принимал председатель думского комитета по культуре Губенко. Единственная поправка, принятая к закону Конституционным судом, исключает из этого списка памятники культуры, которые были вывезены частными лицами или без разрешения официальных властей. К ним применимы Закон о ввозе и вывозе и Гражданский кодекс. Под эту поправку попадает и балдинская коллекция.

Можно ли все

решать цивилизованно?

Теперь, со вступлением в силу закона о реституции, вопрос о возврате ценностей можно решать лишь путем договоренностей. Например, вещи из "списка Наумана" пока не трогать, зато разрешить проблему с трофейными книгами и архивами. Как оказалось, у нас в стране всего 3 специалиста по древнеготическим языкам. Зачем нам столько книг, имеющих значение лишь для страны их происхождения? А семейные архивы или амбарные книги с какой-нибудь баварской фермы — кому они могут понадобиться? Проблема еще и в том, что трофейные ценности еще надо где-то хранить. Говорят, что одной из причин возвращения коллекции Дрезденской галереи было и то, что сами музейщики взмолились — в послевоенной Москве создать нормальные условия для огромного количе- ства шедевров было сложно.

И в заключение – очень любопытная, по-моему, статья о запрещенных при советской власти частушках. Между прочим, мне приходилось слышать много частушек из тех, что не принято публиковать. В основном – с матом. Но не только. Как вам такой шедевр?

С неба звездочка упала

Прямо к милому в штаны. Хоть бы все там разорвало,

Лишь бы не было войны.

Можно сказать, тема борьбы за мир в русском народном творчестве.

Был у меня знакомый фольклорист, к сожалению, уже покойный. Он обходил глухие деревни, и главным его орудием была водка. Собирал стариков и старух, угощал (сам при этом пил – отчего и умер сравнительно молодым) и просил петь частушки. Он мне такого понарассказывал! В том числе и варианты некоторых частушек, которые вы прочтете ниже. Они живы. Особенно та, которая, как я помню, начиналась так:

Ленин Троцкому сказал:

Пойдем, Лейба (именно так!), на базар. . .

«Новое время», №17 за 2003 год.

«ЕСЛИ ТРОЦКИЙ НЕ ВОЗЬМЕТ, ВЫЙДУ ЗА ЧИЧЕРИНА. . .»

Запрещенные частушки из спецхрана

Арлен Блюм

Занимаясь составлением индекса художественных произведе- ний, запрещенных в советское время, я не раз наталкивался в библиотечных спецхранах на сборники частушек, изданные в 20-е годы. «Советский», или «современный», раздел в них представлен в основном явно мистифицированными текстами, записанными якобы от крестьян и собранными в результате фольклорных экспедиций. На самом же деле доморощенные «спецы» сочиняли их, не выходя из своей городской квартиры. Почти все эти «частушки» прославляли партию, комсомол, счастливую колхозную жизнь и другие прелести советского строя. Однако, хотя и в редких случаях, в сборники все же проникали подлинные тексты, созданные народом. Они-то и вызывали наибольшие цензурные претензии. Такого рода частушки свидетельствуют о том, что в крестьянской среде, даже в самые глухие годы, никогда не умирало презрительное отношение к новой власти и ее выдвиженцам.

Далее представлю в алфавитном порядке несколько запрещенных сборников частушек и ряд авторских художественных произведений, в которых частушка фигурирует.

Политически недопустимо

Артем Веселый. Частушка колхозных деревень. М.: ГИХЛ, 1936.

Артем Веселый (псевдоним Николая Ивановича Кочкурова, 1899 -1938) - прозаик, арестован в октябре 1937 г., расстрелян 8 апреля 1938 г. Рукопись сборника привлекла внимание цензоров еще при жизни автора - на стадии так называемого «предварительного контроля». Процитирую обнаруженный мною архивный документ:

«Из книги А. Веселого «Частушка колхозных деревень» изъяты идеологически чуждые и политически невыдержанные частушки:

Нам не надо шить карманы, Нынче нечего в них класть. Нам не нужно старо право, Нам нужна совецка власть.

Изъят целый раздел «Уходящая деревня». Здесь были собраны кулацкие, хулиганские и воровские частушки, включение которых в сборник политически недопустимо. Например:

В ДОПРе годик посидел,

Показалось хорошо.

Пойду хлопну активиста - Не посадят ли еще».

(Центр, гос. архив историко-политических документов в С.- Петербурге. Ф. 24. Оп.2-в.Д.1623. Л. 58.)

В опубликованный сборник эти частушки, естественно, не вошли, но и в «купированном» виде книга позднее оказалась в спецхране, поскольку имя Артема Веселого включено было в главлитовский «Список лиц, все произведения которых подлежат изъятию».

В соответствии с «текущим моментом»

Князев В. В. Современные частушки. 1917-1922. М.; Пг: Гос. изд., 1924.

Князев Василий Васильевич (1887-1937) - поэт, автор стихов, басен, частушек, пародий, сказок революционного содержания. Печататься начал еще до революции, в том числе и в большевицкой «Правде». В 1917-1921 гг. - активнейший участник многих газет и журналов, публикует в них рифмованные фельетоны, памфлеты, агитки, сатирические стихи, за что получает тогда прозвище «красного Беранже». Арестован в 1937 г., скончался на Колыме, на этапе из Магада- на в отдаленный лагерь (Распятые: Писатели - жертвы политических репрессий. Вып. 2. Могилы без крестов. СПб.: 1994. С.141). Имя Князева также попало в упомянутый выше «Список лиц. . .».

Князев всю жизнь собирал частушки, продолжая дело, начатое еще дедом и отцом. Первый сборник выпустил в 1913 г. («Жизнь молодой деревни. Частушки-коротушки С.- Петербургской деревни»), затем, в советское время, еще четыре сборника, последний -«Избранные частушки Север- ного края» (М., 1936). «Современные частушки», вышедшие под именем собирателя, упомянуты в приказе Главлита «Об изъятии книг из библиотек» от 31.12.1947 г. с таким примечанием: «Во многих частушках положительно упоминается Троцкий». Имеется в виду, в частности, частушка, вряд ли имеющая фольклорное происхождение и, возможно, сочиненная самим Князевым:

Ленин, Троцкий и Чичерин

Покатятся в Геную,

Будут ратовать за мир,

Защищать Вселенную.

Однако публикация некоторых других частушек также могла вызвать претензии. Например, рядом, на одной странице, публикуются такие две частушки, противоположные по смыслу: они явно переделывались в соответствии с «текущим моментом», то есть частой сменой режимов в годы Гражданской войны.

Пароход идет, Волны кольцами:

Будем рыбку кормить

Добровольцами.

Пароход идет Прямо к пристани: Будем рыбку кормить Коммунистами.

Или другая частушка из цикла «Гражданская война»:

Я на бочке сижу, А под бочкой мышка;

Скоро белые придут - Коммунистам крышка.

«Кулацкими» были признаны также частушки, вошедшие в цикл, самое название которого звучало крайне вызывающе, «Голод в Поволжье»: напоминать об этом не следовало.

«Снижение образа»

Красная тальянка: Избранные деревенские частушки /Сост. А. Жаров. М.: Молодая гвардия, 1923.

Сборник подвергся изъятию за публикацию частушек, в которых очень часто фигурирует Троцкий. Не осталось без внимания, очевидно, и «снижение» образа Ленина и других советских вождей:

Я своею красотой

Оченно уверена:

Если Троцкий не возьмет,

Выйду за Чичерина.

Сидит Ленин на заборе, Держит серп и молоток, А его товарищ Троцкий Шьет для армии сапог.

Мой миленок не простой,

Он шофер у Ленина,

Для чего мне Лев Толстой

С «Анною Карениной».

Никитин. Н.Н. Собрание сочинений. Т.1. Рвотный форт. Харьков: Пролетарий, 1928.

Никитин Николай Николаевич (1895 - 1863) - прозаик, драматург, в 1921 г. вошел в группу «Серапионовы братья». Основные произведения 20-х годов посвящены темам Гражданской войны. Критика того времени отмечала трудности «процесса переделки писателя мелкобуржуазной интелли- генции», упрекала его в «гуманизме» и «эротизме».

Книга запрещена, в частности, за такую частушку:

Я на бо-очке сижу,

Да бочка вер-тится.

Ах, я у Ленина служу,

Да Троцкий сердится.

Весьма «подозрительно»

Песни работницы и крестьянки: Сб. стихотворений / Сост. Е. Окулова. М.; Л.: Земля и Фабрика, 1924.

В сборник вошло довольно много частушек. Некоторые звучали весьма «подозрительно»:

Хоть ругайте, не ругайте,

А по-вашему не быть.

На ячейку, на собранье

Не заставите ходить.

Сельвинский И.Л. Улялаевщина. Эпопея.

Сельвинский Илья Львович (1899 -1968) - поэт, прозаик, драматург. В 20-е годы jдин из лидеров «Литературного центра конструктивистов».

Отрывки из «Улялаевщины» начали печататься с 1925 г., 1-е изд. эпопеи вышло в Москве в 1927 г. В 40 -50-е годы «Улялаевщина» публиковались с большими купюрами. Сельвин- ский неоднократно переписывал, дописывал и перерабатывал ее. Окончательная редакция существенно отличалась от первой (см. Избранное. Л.: 1972). Убраны были «нежелательные персоны». Исчезла, в частности, строфа:

Апосля того сказал:

Дуй, босота, на базар,

Сграбим лошадь карюю,

Накормим пролетария

(1-е изд1 с. 49).

В начале 20-х годов (это я слышал от людей, живших в то время) в народе ходила частушка, которую, видимо, переделал Сельвинский:

Ленин Троцкому сказал:

Пойдем, Лева, на вокзал,

Сграбим лошадь карюю,

Накормим пролетария.

Эпопея подверглась в конце 20-х годов резкой критике. И позднее отношение к ней было настороженным: «Поэма, одно из значительных произведений сов. поэзии 20-х гг., повествует о разгроме контрреволюционного кулацкого восстания Улялаева, чей образ получился у С., однако, выразительнее образов коммунистов. В 1956 г. С. переработал поэму, сделав В.И. Ленина ее центральной фигурой» (Краткая литературная энциклопедия. Т. 6. С. 736).

Симаков В. Что такое частушка? К вопросу об ее историческом происхождении и значении в народном обиходе. М.: Изд. автора, 1927.

Автор цитирует «реакционные», «кулацкие» частушки. Такие, например:

Сидит Ленин на березе,

Троцкий выше на ели,

Для чего же вы, товарищи,

Коммуну завели.

Мы советскую республику Не станем защищать. Все Советы с коммунистами Будем к черту посылать.

Частушки: Сборник комсомольских и бытовых частушек в освещении новой деревни / Под ред. Ильи Лукашина. М.: Г.Ф. Мириманов, 1926.

Илья Лукашин отмечает в предисловии, что в книгу вошли «. . .частушки не книжного порядка, которые в изобилии появились в последнее время, не «сочинительные» нашими спецами, а собранные и записанные мною в Тамбовской, Нижегородской и Орловской губерниях. Они выхвачены из самых недр жизни». Говоря о дореволюционной девичьей частушке, он ут- верждает, что в ней наиболее частый сюжет: «Милый ей изменяет благодаря неравным социальным условиям (!). С момента же Октябрьской революции народное творчество стало свободным. . . Мы видим теперь песни торжествующие, рисующие нам (так!), по какому пути идет наша рабоче- крестьянская Россия». «Путь», однако, был, с точки зрения цензоров, намечен довольно странный. Они, видимо, обратили внимание на следующие частушки:

Кирпичики, кирпичи,

Моя милка не кричи.

Не боюсь я Колчака,

А боюсь я Губчека.

Согласно другой, в одной крестьянской семье происходит своего рода «разделение труда»:

Мой братишка-спекулянт - Спекулирует.

А мой муж-комиссар - Ликвидирует.

Или такая частушка, иллюстрирующая лозунг «Кто был ничем, тот станет всем»:

Мой Ванюшка гуля был, Подшивал подметки,

А теперь он коммунист,

Ездит на пролетке.

Но наиболее «сомнительным» показался, видимо, следующий текст:

Был хорош наш комсомол,

И сейчас он славится.

Помер Ленин, наш учитель, - Новый не появится.

А как же Сталин, который «Ленин сегодня»?

Издевка «над святынями»

Частушки. Собрал Р. Акульшин. М.; Л.: Московский рабочий, 1928.

Акульшин Родион Михайлович (1896 - 1988) - прозаик, поэт, входил в разгромленную в конце 20-х годов литературную группу «Перевал». В начале Второй мировой войны был мобилизован в народное ополчение, попал в плен. Оказавшись в американской зоне, не захотел вернуться в СССР и стал невозвращенцем. Жил в США.

Многие книги Акульшина были уничтожены. Под запрет попала и указанная выше. Цензор, можно полагать, обнаружил в собранных им частушках издевку «над святынями»:

Полюблю я коммуниста,

Запишуся в партию.

Каждый год буду рожать

Молодую гвардию.

Меня мать родила С курино яичко. Развернула, посмотрела, А я большевичка.

Сами, сами комиссары, Сами председатели –

Ничего мы не боимся: Ни отца, ни матери.

Итак, еще раз напоминаю: следующее письмо придет 10 мая.


<<- previous letter | back to main page | next letter ->>