<<- previous letter | back to main page | next letter ->>

17.10.02. Сегодня множество сообщений о чрезвычайных происшествиях и катастрофах. Самое серьезное происшествие – на многострадальном Дальнем Востоке. Мало того что там все время тайфуны, электроэнергию отключают, губернаторы вороватые, рыбная мафия свирепствует, так там еще Тихоокеанский флот. А у него огромные запасы оружия. И это оружие время от времени принимается стрелять.

Арсенал ТОФ расположен прямо в черте Владивостока, и там начался пожар. Население успокаивают. Говорят, что разлет снарядов – километр, а от ближайших жилых домов до складов – три километра. Но все равно страшно. Тушить пожар будут тогда, когда взорвутся все бомбы и снаряды, а это произойдет дня через два.

Впрочем, население здесь ко всему привычно. Снаряды, разлетевшиеся по лесам во время прошлого пожара (а этот пожар за последние 10 лет – третий) собирали и регулярно, два раза в неделю, взрывали. Теперь число таких взрывов увеличится.

В Ростове-на-Дону тяжелая автокатастрофа. «Камаз» на огромной скорости задел и развернул троллейбус, а потом просто смял две «Волги». В легковых машинах все погибли, в троллейбусе десять человек ранены, водитель «Камаза» в больнице.

Ну, это просто шофер. А бывают не просто. В Москве попал в аварию Герман Греф, министр экономразвития. Выглядело это так. Женщина ехала по Ленинскому проспекту на зеленый свет (она отвезла сына в школу и возвращалась домой), а тут кортеж министра идет на большой скорости. И столкновение. Министра отвезли в больницу на другой машине (впрочем, он не пострадал), а бедную женщину увезли в милицию и много часов допрашивали. Может, посчитали происшествие терактом? А вообще в Москве выпал снег, и число аварий сразу резко возросло.

Неприятное событие на космодроме Плисецк, под Архангельском. Там через двадцать секунд после старта упала ракета «Союз-М», выводившая на орбиту международный спутник. Взлетала вертикально, поэтому хоть успела подняться на 60 км, упала почти туда же, откуда стартовала, – в километре от места старта. Попала на дом, один солдат погиб, несколько ранены. Стоимость старта – несколько десятков миллионов долларов, а что касается европейского спутника, то он застрахован.

Какой-то несчастный день!

Сегодня письмо короткое – наконец-то! Составлено оно из материалов одного номера «Новой газеты», 75-го номера за 10-13 октября. Во многом этот номер посвящен 50-летию Путина (конечно, с точки зрения этой газеты), и некоторые статьи на эту тему я приведу.

Кажется, в прошлом письме Соколов поругал Пионтковского за то, что то сравнил юбилей Путина с 70-летем Сталина. Я хорошо помню тот год, 1949 (представьте себе газету, в которой нет ничего, кроме поздравлений вождю; и так все газеты: «Правда», «Известия», «Комсомолка», все областные, все районные газеты; и так много дней подряд), и потому вполне согласен с Соколовым: по сравнению с семидесятилетием Сталина Путина поздравляли очень скромно. Впрочем, видимо, Соколов имел в виду не эту статью.

«Новая газета», 10-13 октября 2002 года.

МОЙ ПУТИН

Андрей ПИОНТКОВСКИЙ

Я не голосовал за кандидата в президенты В. Путина. Мне не нравится президент В. Путин, и этого своего отношения я никогда не скрывал. Однако, когда после 11 сентября, наперекор большинству своего окружения и российского политического истеблишмента, он, не потеряв ни одного солдата, руками американцев решил важнейшую задачу обеспечения безопасности России на Юге, я поддерживал и защищал его. В этот период мне не раз предлагали примкнуть перо к административной вертикали. Я отвечал словами известного ли- тературного героя, что как-то так получилось, что всех моих друзей тошнит от серости и тупости строительства административной вертикали, увенчанной шапкой Мономаха, посреди выжженной пустыни российской общественной жизни, а среди выстроившихся поцеловать власть в плечико и ниже нет ни моих друзей, ни одного человека, чье мнение я бы ценил. Поэтому обо мне бы дурно подумали одни и меня бы плохо приняли другие.

Но о юбиляре полагается говорить хорошее. Об одном, пожалуй самом главном, я уже сказал. Тот геополитический выбор, который он как президент России сделал в сентябре 2001 года, будет положительно оценен во всех будущих учебниках истории России.

Несомненны прагматизм В. Путина, его способность обучаться и отказываться от устаревших и не подтвержденных временем представлений, даже если он разделял их глубоко и искренне.

Записанная журналистами книга «Разговоры с Владимиром Путиным» задумана как исповедальная повесть о жизни героя, его детстве, юности, духовном становлении. Из такого текста ожидаешь узнать, какие книги читал юный герой, над чем размышлял, какие люди, идеи оказывали на него влияние. Вот Владимир Ленин, например, говорил, что его перепахал роман Н. Чернышевского «Что делать?». Тоже ведь не шедевр мировой литературы. Владимира Путина же, судя по его исповеди, перепахал «Щит и меч» (единственная книга, которую он вспоминает), сделав из него совершенного солдата партии коммунистов и ее вооруженного отряда. Каковым он и оставался, пока его еще раз не перепахали первая заграничная командировка и особенно немецкое пиво, которому посвящены единственные яркие и эмоционально насыщенные страницы довольно скучного повествования.

Видимо, потягивая этот искусительный, неистребимо буржуазный напиток, молодой офицер пришел к важным мировоззренческим выводам об экономической обреченности советской коммунистической системы. Это и стало первым откровением Владимира Путина.

Подобные настроения были довольно распространены среди коллег В. Путина по службе в конце 80-х годов. В историческом поражении СССР в конфронтации с Западом они винили коммунистических идеологов, навязавших стране неэффективную экономическую систему. Но при этом они не ставили под сомнение ни саму идею борьбы с Западом как вечным геополитическим противником России, ни свою роль в этой геро- ической борьбе.

В первый год президентства В. Пугана наша внешняя политика приобрела ярко выраженный антиамериканский характер. Создавалось впечатление, что основной ее целью было противодействие США по всем азимутам. Достаточно вспомнить нарочито оскорбительное заявление по разрыву соглашения о торговле оружием с Ираном, демонстративное посещение военной базы на Кубе, попытки создания антиамериканской коалиции с Китаем и Индией, длительное муссирование заведомо лживой версии о столкновении «Курска» с американской подлодкой и т.п., не говоря уже об оголтелом тоне нашей внешнеполитической публицистики.

Однако неизмеримо большая ответственность, традиционно лежащая в России на первом лице, не позволяла, видимо, ему слишком долго оставаться в виртуальном мире комплексов и фантазмов, столь милых сердцу российского политического истеблишмента

А в реальном мире была серьезная военная угроза сегодня на Юге, а завтра, возможно, еще более серьезная на Востоке. А кроме того, была унаследованная от существовавшей в прошлом столетии сверхдержавы отсталая армия плохо вооруженных рекрутов, все боеспособные части которой скованы в одной мятежной провинции, а все доктринальные установки которой ориентированы на фантомную конфронтацию с тем же самым Западом.

События 11 сентября и их последствия резко ускорили процесс внешнеполитического взросления высшего российского руководства.

Россия на практике обнаружила, что США как союзник может стать в XXI веке эффективным инструментом для решения задач ее национальной безопасности.

Это новое знание может кардинальным образом изменить геополитические мышление российского политического класса. Президент раньше и лучше многих других в своем окружении оценил новые реальности и новые возможности.

Итак, Россия должна совершить экономический рывок и вернуться на уровень ведущих держав мира не для того, чтобы снова сразиться с Западом, а для того, чтобы стать сильным и уважаемым союзником Запада. Это стало вторым откровением Владимира Путина.

Но привести Россию к этому светлому будущему должна, по убеждению президента, философия управляемой демократии, диктатуры закона, административной вертикали, насыщенной выходцами из спецслужб, покорной самоцензуры прессы, партийного строительства «едиотов» и путинюгенда «идущих вместе».

Идея сильного полицейского режима родилась не в голове скромного полковника. Она просто пришлась ему по душе, когда в силу стечения обстоятельств он оказался на посту президента России. Идея вызревала лет десять в умах «интеллектуалов», мечтавших о российском Пиночете, который железной рукой поведет Россию к светлому будущему рыночной экономики.

Такой проект имел бы шанс на успех, если бы суть реформ заключалась в том, чтобы заставить обездоленное население рыть как можно больше каналов, котлованов и воздвигать «гиганты индустрии». Так проходила индустриальная революция ХIХ века на Западе, так проводил модернизацию России сталинский режим в первой половине XX века, похожими методами осуществляли свой рывок страны Юго-Восточной Азии во второй половине XX века.

В XXI веке путинский проект возрождения России обречен на провал и экономически, и политически.

Полтора гола назад я писал: «Безальтернативность сегодняшнего Путина – вещь чрезвычайно опасная и для власти, и для общества в целом. Вся политическая конструкция современной России оказалась подвешенной на тоненькой ниточке путинского мифа» («Новая газета», 14.05.2001). Сегодня меня буквально повторяет один из архитекторов этой конструкции Г. Павловский: «Сейчас доверие истощается и висит исключительно на Путине. Если бы его не было, государственность просто развеялась бы по ветру» («МК», 3.10.2002).

Владимир Путин — еще молодой политик. Лучшее пожелание к его пятидесятилетию — пережить третье откровение.

Откровение в том, что экономика XXI века — это экономика свободных творческих людей, имеющих неограниченный доступ к информации и очень не любящих ходить вместе, тем более строем.

И было бы неверно сегодня умолчать о самой трагической странице путинского президентства — войне в Чечне.

Достаточно популярна была теория о том, что, эффективно использовав войну как инструмент своей избирательной кампании, Путин, став президентом, сможет как трезвый прагматик обратиться теперь к по- литическому решению, начав переговоры с противостоящей нам стороной. Действительно, конфликт вступил в абсолютно бесперспективную стадию партизанской войны, которая будет длиться годами, не принося власти никаких дивидендов и истощая человеческие, экономические и нравственные ресурсы общества. Чеченцы не- навидели, ненавидят и тем более будут ненавидеть нас всегда, и рано или поздно с ними придется вступить в переговоры. Лучше раньше, чем позже, если мы, конечно, не собираемся убить их всех.

Но, к сожалению, в том, что касается Чечни, В.Путин вовсе не тот абсолютно прагматичный политик, холодный и расчетливый оператор спецслужб, каким его часто изображают, а человек страстей. Посмотрите, как он преображается, как загораются его глаза, играют желваки, выламывается сквозь дипломатический этикет эмоционально заряженная блатная феня, когда он обращается к этой болезненной теме. И в этом он глубоко народен.

Прав был, даже не подозревая насколько, кто-то из путинских холуев, воскликнувший подобострастно: «Путин — это Россия! Путин — это мы!». Отношение российского общества к чеченской войне крайне ирра- ционально. Война как телевизионный продукт потому и оказалась таким выигрышным пиарным ходом, что затронула болезненно чувствительные глубинные пласты российского коллективного подсознания.

Убивая чеченцев, мы мстим им, а прежде всего самим себе, за проигранное XX столетие, которое обещало стать веком России, за потерю разбежавшихся от нас при первой возможности колоний и сателлитов, за рухнувшую сверхдержаву и за построенный нами на ее обломках бандитский капитализм, в реалиях которого одинаково неуютно чувствуют себя и олигархи, и бывшие диссиденты, и бывшие следователи КГБ.

Да, конечно, в Чечне происходили страшные вещи — взятие заложников, работорговля, нападение на Дагестан. Но разве это не наш Березовский суетливо семенил по трапам самолетов с кейсами с миллионами долларов, но разве не было случаев, когда наши офицеры и старослужащие продавали своих солдат в рабство, и разве это не наш Третьяков восхищался в своей газете «блестящей операцией наших спецслужб, заманивших Басаева и Хаттаба в Дагестан», и разве это не наш Патрушев проводил «учения» в Рязани?

Чечня — это наш коллективный невроз, наш коллективный диагноз. Наш «безумный» полковник, изнасило- вавший и задушивший 18-летнюю «снайпершу», — это психоаналитический символ чеченской войны.

Чечня — это наша катастрофа, к которой мы идем вместе, крепко взявшись за руки, подбадривая себя громкими криками о том, что мы никому не позволим остановить себя.

Владимир Владимирович — просто один из нас.

Еще один материал на ту же тему.

«Новая газета», 10-13 октября 2002 года.

ОПЯТЬ НЕ ПРОНЕСЛО. Мало кто воздержался от рукоплесканий по случаю. . .

Сергей Баймухаметов

Чрезвычайно занятый производственными делами непростой советский инженер из города Ижевска однажды обратил внимание, что дочки его давно что-то не видно и не слышно. Десятилетняя девочка все время что-то пишет и пишет, пишет и пишет. Он возьми да и полюбопытствуй. Оказалось, что ученица четвертого класса крупным детским почерком переписывает в школьные тетрадки книгу Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР товарища Леонида Ильича Брежнева «Малая земля».

Такое задание получила в школе. — А потом будем переписывать «Целину» и «Возрождение», — сказала девочка, глядя на папу чистыми глазами.

Ошеломленный инженер бросился к жене с дурацкими вопросами: что это? как это? почему? И даже: они что, с ума посходили?

Это лишь означает, что инженер тот был очень оторван от жизни. И не знал, что весь город Ижевск и вся Республика Удмуртия знают, чем заняты их дети, и не удивляются. И, наверное, дети всей Российской Советской Социалистической Федеративной Республики и дети всего Советского Союза занимались тем же.

Тем же они занимаются и сейчас. Изучают в школах биографию и вехи славного пути президента. И дают интервью телевидению. Дети (!) на всю страну (!) рассуждают о том, что «Владимир Владимирович руководит страной, а у Горбачева не получалось. . .».

То, что творилось перед днем и в день рождения президента Путина, нельзя было смотреть без горькой усмешки или содрогания. Глядя на «красногалстучную пионерию», дочка сказала: «Путин и дети». . .

Могу начальственным, неприличным в своем усердии товарищам по всей стране предложить помощь. Есть хорошо известные на нашей территории стихи: «Когда был Ленин маленький,/ С кудрявой головой,/ Он тоже бегал в валенках/ По горке ледяной./ Камень на камень,/ Кирпич на кирпич./ Умер наш Ленин/ Владимир Ильич./ Ленин, Ленин дорогой,/ Он лежит в земле сырой./ Петя скоро подрастет,/ Петя в армию пойдет. . .»

Именно так, без пауз, единым текстом, читали ЭТО маленьким детям воспитатели в детских садиках, а дети заучивали и повторяли. . . сорок и тридцать лет назад. И никто не задумывался!

Впрочем, начальственные товарищи знают эти стихи и без меня. И даже получше меня. Потому и продолжают. . .

Можно сказать: они ничему не научились. Все, к чему они прикасаются, превращается в дешевый фарс или в тюремную камеру. Ничего другого они не умеют. А поскольку о тюремных камерах речи, к счастью, нет, то они превращают в балаган юбилей ни в чем не виноватого и старающегося быть незаметным именно в этот день нашего президента.

Они — это, понятно, они. Но ведь кто-то придумывал и кто-то в каждой школе и в каждом классе давал детям задания переписывать «Малую землю». И никто, кроме того незадачливого инженера, не удивлялся. И ныне кто-то проводит в школах уроки путиноведения. И кто-то сменил отчество и фамилию, объявив себя сыном Путина. И кто-то показывает этого «сына» по телевидению всей стране. Так кто они — эти «кто-то»?

Может быть, население? То есть народ. То есть мы.

Значит, это мы не знаем ничего, кроме плебейских крайностей: или лизоблюдство — или хамство. Или вульгарный балаган — или зона особого режима.

Все остальное — промежуток.

Промежуточная жизнь? Промежуточный народ?

А вот это что-то новое – бывший советник Ельцина пишет рецензию. Причем, судя по рецензии, я бы тоже прочел эту книгу, во всяком случае просмотрел бы.

«Новая газета», 10-13 октября 2002 года.

ВЕС ПОЛИТИКА ОПРЕДЕЛЯЕТ ОТСТАВКА

Георгий Сатаров

Большая Елка — это президент «Центральной провинции шестой части суши», похожий на седого индейского вождя. Аномалия — большая мусорная куча в городе Лукичевске, вокруг которой творятся аномальные явления вроде левитации или интенсивного свечения всякой гнили. Это все — из книги Валерия Заворотного «Кухтик, или История одной аномалии», поданной автором в качестве «Романа-сказки для детей старшего и пожилого возраста». Сначала несколько слов о романе, а потом постараемся разобраться в смысле нынешнего всплеска интереса к нему, памятуя, что он появился на свет в 1999 году.

Первая треть романа легко находит отклик у читающей публики своей близостью стилистике Курта Воннегута. Более того, открытое подражание американцу образует выстроенную автором ловушку для определенного круга образованной публики, которая когда-то зачитывалась «Иностранкой», залезая в «Колыбель для кошки». Затем текст постепенно превращается в традиционную прозу. Но к этому моменту читатель уже вовлечен в воспоминания о миновавшем бурном времени, в сравнения своей трактовки истории с авторской. Он уже сочувствует главному герою Кухтику — маленькому человеку, находя в нем какие-то свои черты, но в то же время не без гордости обнаруживая в себе больше удачливости, исторической вовлеченности и, конечно, мудрости. А это всегда приятно.

Содержание книги — некая аллегория советской истории от момента ее начала до распада и появления новой формации. Жанр сказки оставляет автору простор как для отбора исторического материала, так и для собственных трактовок вымышленной истории.

Всякая революция — это всегда аномалия, время крушения карьер, биографий, социальных общностей, идеологических догм, исторических мифов, планов на будущее. . . Наконец, это разрушение и кровь. Поэтому неслучайно в конце восьмидесятых — начале девяностых годов среди политиков были популярны высказывания вроде: «Еще одну революцию Россия не переживет!». Не упустил возможность сказать нечто подобное и Б. Ельцин. И тем не менее Россия пережила революцию, а Б. Ельцин оказался лидером ее радикальной фазы.

Эта первая великая революция постиндустриальной эпохи оказалась практически бескровной, по крайней мере, по сравнению с предшественницами. Если про них говорили: «Революции пожирают своих сыновей», — имея в виду череду сменяющих друг друга лидеров, проносящихся от славы до гильотины или ГУЛАГа, то сыновья нынешней революции не умерщвлялись, а переваривались и отрыгивались общественным мнением. Так были исторгнуты сначала Горбачев, потом Ельцин. Не избежит своей участи и Путин. Но это к слову.

И вот вдруг в книге, в которой политические симпатии автора с очевидностью принадлежат радикальным либералам вроде Гайдара и Чубайса и которая ориентирована на широкие слои интеллигенции, разочарованной в Б. Ельцине до крайней степени раздражения, обнаруживается неожиданное для такого жанра понимание личности первого российского президента. Автор удачно балансирует на тонкой грани между дружеской иронией и сопереживанием. Ненавязчиво он дает возможность почувствовать читателю тяжесть ноши, давящей на того, кто находится на самой вершине пирамиды, но одновременно чувствует эту пирамиду на своих плечах. Удивительно, но в этой книге, вышедшей до отставки Б. Ельцина, президент Большая Елка отчасти напоминает того президента России, которого увидел весь мир 31 декабря 1999 года.

Еще одна странность — это интерес к этой книге, который вспыхнул сейчас. Готовится новое издание; оно поддержано довольно серьезной рекламной кампанией. Но если шум, поднятый вокруг книги, превосходит ее чисто стилистические достоинства, если потенциальный рынок сбыта ограничен читателями определенной политической ориентации, то объяснение этому ажиотажу должно лежать исключительно в политической плоскости. А тогда возникает вопрос: что это значит?

Можно предположить, что книга рекламируется от имени и по поручению первого президента России. Его возросшая в последнее время активность, появившиеся разногласия с действующим президентом — все это может подкреплять такое предположение.

Но значительно интереснее, что «Кухтик. . .» становится своего рода знаковым явлением. Последние годы Россия жила в идеологическом вакууме. Этот вакуум определялся, с одной стороны, «идеофобией» интеллигенции, а с другой стороны — отсутствием спроса со стороны политики. То, что происходит с романом, демонстрирует появление политического спроса на художественную продукцию. Это может озна- чать, что в России снова будет возрождаться идеология как часть культуры. Появление спроса будет сопровождаться ростом предложения. Интеллигенция начнет творить в расчете на политическую востребованность, а политики начнут искать в бульоне искусства необходимые им зародыши новых политических идей. Так, собственно, и бывает в нормальных политических системах. Чем черт не шутит — может, и мы становимся чуть нормальнее?

Между прочим, знаменитая когда-то серия «ЖЗЛ» – «Жизнь замечательных людей» – продолжает выходить. Причем по замыслу современные издания гораздо ближе к оригинальному плану, составленному еще Горьким. Ведь когда в конце 20-х годов выходили первые выпуски этой серии, слово «замечательный» понималось как «выдающийся», причем совсем не обязательно со знаком плюс. Не зря одним из первых выпусков серии была биография Форда.

А вот аббревиатура ЖЗЛ как бы отделилась от серии и стала жить своей, самостоятельной жизнью. И заголовок это статьи – тому доказательство. Сама же статья – о милиции. Любимая тема «Новой газеты».

«Новая газета», 10-13 октября 2002 года.

Жезл Замечательных Людей

Александр Ягодкин

Знакомый из университета пытался сына отмазать от армии и ходил по протекции лично к Самому, чтобы устроить мальчика на работу в ГИБДД. И Сам объяснил ему простую истину: зарплаты у инспекторов ГИБДД мизерные, просто смех один. А конкурс на работу в эту организацию — 15—18 человек на место. Причем ждать вакансии приходится долго, два-три года. Ну пусть ваш сынок пока документы подаст, это процесс долгий, месяца три — не меньше, а там видно будет.

Кушать подано

Известно (это знает любой местный водитель, не говоря уж о дальнобойщиках), что самое хлебное место га- ишников — на въезде в город по ростовской трассе. Можно сказать, это ворота в столицу. А также в Питер и даже в Европу. Место это называют отделом заказов, поскольку здесь отоваривается гаишное начальство. Заказывает все необходимое: спиртное, минералку, фрукты, овощи — любой продукт, который движется с юга на север. И все на халяву, разумеется.

Добыча на посту имеет сезонный характер — в зависимости от созревания южных культур. Поэтому зимой этот пост не столь добычлив, как летом, но в целом чего-нибудь съесть и выпить здесь можно круглый год.

Откровенно рэкетирскую сущность этого «заказника» упоминают почти в половине писем в редакцию. И вопрос ставится политически: значит, у нас вся власть такая?

Говорят, что именно этот пост стал первоисточником анекдота про инспектора, который мечется во сне и бор- мочет: фура, фура, фура! . . А жена ему: успокойся, родной, она пустая, пустая. . .

Вообще-то в ГИБДД существует служба собственной безопасности. Некий орган, который должен следить за моральным обликом строителей безопасности на дорогах и убивать в зародыше все попытки гаишников кормиться чужим добром. Существует даже открытый телефон этой службы, по которому любой водила может сообщить о рэкетирах с жезлами. Но если судить по стопке писем и тому, что мои глаза «собственноручно» на этом посту видели, орган этот то ли не прижился и давно уже умер, то ли, наоборот, прижился очень хорошо. И ГИБДД с органом вызывает у водителей не меньшее отвращение, чем прежняя ГАИ без органа.

Хотя вполне допускаю, что если старательно поискать, то наверняка кто-то из инспекторов кое-где у нас порой проявляет лучшие качества работника ГИБДД.

Майоры шумною толпою

Техосмотр — это вообще песня. Со множеством куплетов. Перечисляю.

Про цены в РАО «ЕЭС» и за бензин все знают. Дорожает все. А про то, как ГАИ дорожает не по дням, а по часам, знают меньше. Вот пошел приятель оплачивать квитанции за техосмотр и налог с владельцев транспортных средств. И в третий раз за год был «приятно удивлен». Техосмотр опять вырос. С паршивой овцы — очередной шерсти клок.

Что интересно, теперь владельцы иномарок должны проходить техосмотр только в областном ГИБДД, в «уполномоченной» фирме. Все для блага человека. И, как говорится, мы знаем имя этого человека. Теперь вся процедура выглядит не так-то просто. Для прохождения техосмотра сначала надо пройти так называемый инструментальный контроль. И получить соответствующую справку. Естественно, эта «услуга» стоит денег. Однако, заплатив деньги, ты не получаешь никакой гарантии, что техосмотр пройдешь.

Один мой знакомый работает на маршрутном «пазике». При слове «техосмотр» он начинает сильно нервничать. Потому что каждый визит — это сотня баксов «сверху». А не отстегаешь — неделя простоя. Потому что для маршруток техосмотр проводится лишь в один день, в понедельник. Кто не успел, тот опоздал.

Умножьте количество маршруток на сумму отстега. Неплохая сумма получается, правда? А теперь к добыче рэкетиров надо отнести все иномарки, которые есть в Воронеже и области.

Честно говоря, не представляю, как может областная ГИБДД диагностировать иномарки, не имея необхо- димого оборудования и подготовленных кадров. Нет, не может. Даже старые. Что уж говорить об автомобилях нового поколения! Даже «Форд-центр» и «Бош-центр» не могут гарантировать качественную диагностику любой машины этих марок. А ведь эти центры имеют прекрасное оборудование и весьма квалифицированных спецов. Зато в ГИБДД вам что угодно продиагностируют, только бабки давай.

С помощью лома и какой-то матери. Настоящие левши.

Дальше. Вот РЭО ГИБДД. Регистрационно-экзаменационное отделение.

Мой знакомый позвал меня за компанию, чтобы оформить покупку автомобиля. Год назад эта процедура за- нимала от силы полдня. Как это было: утром заехал на площадку осмотра ГИБДД, заполнил акт осмотра, инспектор осмотрел машину и поставил отметку. Затем покупатель и продавец подают документы в окошко, где девушка быстро набирает на компьютере договор купли-продажи. Затем все документы передаются инс- пектору для проверки. Если автомобиль не уезжает в другую область, можно не менять номера. Утром приехал, в обед уже свободен.

Теперь система усовершенствовалась. На площадку осмотра нужно приезжать не позже 7 часов утра. Занять очередь. Славное наше прошлое нельзя ведь забывать, а то не наступит будущее. В 9 утра появился инспектор. В

11 он нам поставил отметку. С площадки надо бы выехать, но по новым правилам сделать это нельзя без документа о снятии с учета или постановки на учет. Причем показывать эти документы нужно человеку, который официальным лицом не является. А является всего лишь сторожем, который дергает за веревочку, впуская и выпуская автомобили с площадки.

Но не для всех. Четырехглазые «мерсы» заезжают в удобное для них время. Инспектора, конечно, тут же бро- сают очередь и бегут осматривать солидного клиента. Причем их осмотр — чистая формальность. И сторож потом не осмеливается не выпускать. Ставят «мерсы» не среди простых смертных автомобилей, а в калашный ряд служебных машин ГИБДД.

Вот он появился, как волшебный сон, с номерами 0. . .00 36 RUS, и вскоре уже укатил. И все это так демон- стративно, с божьей росой в глазах. . .

Все реки текут. Вот и отстояли мы свою очередь на снятие с учета. Но рано радовались. Майор пасует нас в кабинет № 106 — надо поставить штамп у господина Биденко. Однако на кабинете № 106 — надпись, что вход сюда всяким говнюкам строго воспрещен. Помаялись, поскреблись в дверь. Вышел еще один майор и сообщил, что Биденко не будет до вечера, он в каком-то суде.

Так. Снять машину с учета мы не можем без визы майора Биденко. Забрать машину, не сняв ее с учета, тоже нельзя.

Пошли искать выход из лабиринта. Вот на кабинете написано: зам. нач. РЭО майор Грислис. Но там оказался, на наше счастье, сам нач. РЭО майор Гапон О.М. Который вызвал майора, принявшего документы, сделал ему втык и велел принять документы на снятие с учета. Втык нам аукнулся: выйдя из кабинета, майор с удовольствием сообщил, что документы примет, но машину мы получим только после обеда.

Никуда не денешься. Сидим. Нас здесь много, а он один. К тому же майор.

После 14 часов оформили нам снятие. Следующий этап: оплачиваем стоимость номерных знаков, свидетельство о регистрации, паспорт транспортного средства, налог с владельца автомобиля. Далее на выбор: либо печатают договор купли-продажи на компьютере, либо справку-счет. Выбираем договор. Он стоит 10 рублей, а справка-счет — аж 400 рублей. Но не все так просто в подлунном мире: к договору надо оплатить страховку за 200 рублей. Помните, читатель, счастливое советское детство? Тогда к чему-нибудь дефицитному прибавляли кучу непотребного и называли все это «набором». Продуктовым или каким угодно. Так что сегод- няшние страховые новинки в ГИБДД — никакие не новинки. Это хорошо забытое старое. Но вовремя вспомненное.

Ладно, оплатили и это. Оформили договор, отстояли очередную очередь, сдали в окошко документы для поста- новки на учет. В окошке — вы будете смеяться — еще один майор. Может, у них сегодня учения для высшего комсостава? Может, в другие дни сидят в окошках с меньшими звездами? А то и вообще гражданские. . .

Майор бдительно проверил документы, сличил рост, вес, уши, велел снять кепку, показать фас и профиль. Се- мейное положение сличил и для верности предложил назвать день, месяц и год рождения детей. Не вспомнишь — пропал. Вот, оказывается, для чего нужен именно опытный офицер, не ниже майора. Вспомнили рекламу: если она — коп, то почему вспотел ты?!

Не иначе как учения

Про майоров: впечатление государственной богадельни. Полное штатное расписание регистрационно- экзаменационного отделения — великая тайна ГИБДД. Но можно делать выводы по количеству в нем старших офицеров. Каждый из которых по истечении 20 лет имеет право на пенсию, льготы и т.д. За счет налогопла- тельщиков. Вот бы заменить их всех гражданскими — какая получилась бы экономия!

В 17.30 документы о постановке на учет получены. Дурдом закончен.

Главное: для чего ж вся эта бодяга? Да никакого секрета: в течение дня к нам неоднократно подходили люди с предложением помочь. Стоит «помощь» от 500 рублей до тысячи, в зависимости от класса автомобиля и мощности двигателя. Не знаю, сколько они на этом зарабатывают себе, а сколько отдают дядям. Знаю только, что, если дерево заражено, его надо спилить, пока не сгнил весь сад. Хотя, возможно, пилить ничего не надо: сад этот сгнил давно.

Хотя вид у этого «садика» приличный: в отличие, скажем, от школ, детсадов, больниц воронежских и прочих гетто здание ГИБДД смотрится очень неплохо. Как где-нибудь на Западе. Плюс дорогая кованая решетка по огромному периметру. Плюс шикарные иномарки самих гаишников.

Минус злобный водитель, который матерился рядом с нами. Потому что так и не сумел оформить сегодня с помощью толпы майоров несчастную свою бумажку.

Воронеж


<<- previous letter | back to main page | next letter ->>