<<- previous letter | back to main page | next letter ->>

16.08.00. Все внимание - подводной лодке "Курск". Одна из крупнейших подоводных лодок в мире лежит на глубине в 108 метров. Она наклонена на бок под углом в 60 градусов, что чрезвычайно затрудняет соединение с аварийным люком. Реактор остановлен, а это значит, что четвертые сутки на лодке темно и холодно. Воздуха осталось на двое суток.

Вчера с утра на Баренцовом море был шторм, ветер скоростью в 20 метров в секунду, все это не давало возможности проводить спасательную операцию. Но к вечеру шторм стих, и операцию собирались начинать в 22 часа по московскому времени. Впрочем, прогнозы в основном очень мрачные.

Связи с лодкой нет. Вернее, как говорят военные, связь акустическая. Внутри колотят кувалдой по корпусу, а снаружи это прослушивают. То есть в лодке живые люди, но неизвестно, каково их состояние.

Причина аварии совершенно непонятна. Вначале говорили, что лодка столкнулась с чем-то. Некоторые горячие военные головы заговорили о кознях американцев, будто бы это их лодка повредила нашу. Но потом как будто пришли к выводу, что в одном из отсеков лодки произошел взрыв.

Вообще слухов и предположений, распространяемых прессой, очень много: ведь все основные сведения о ходе операции держатся в секрете. Вот один из слухов, который тут же был опровергнут. Будто бы на лодке находятся высокопоставленные военные из руководства министерства обороны и командования Северным флотом, они носители больших государственных секретов, и именно поэтому будто бы мы отказались от помощи, предложенной США, Англией и Норвегией.

За границей, естественно, очень внимательно следят за ситуацией. Особенно встревожена Норвегия. Там срочно собран совет экспертов, постоянно берутся пробы воды, но пока никаких следов радиации не обнаружено. Официально предложена помощь, от которой, как я уже писал, с благодарностью отказались. Объяснение: в районе аварии уже пятнадцать наших кораблей, у нас достаточно средств, появление новых кораблей помешает, на согласование и координацию действий уйдет много времени.

Появляются и совсем интересные рассуждения. Английская "Таймс" опубликовала статью под характерным названием"Kursk Hits Putin's Dream of Naval Glory". Содержание понятно из заголовка.

Все остальное отошло на второй план. Еще можно отметить репортажи о первом за пятьдесят лет прилете гражданского самолета из Северной Кореи в Южную: это прилетели родственники, не видевшиеся пятьдесят лет. А также репортажи о съезде демократической партии в Лос-Анжелесе.

Мне наконец доставили субботние номера ежедневных газет, зато не принесли "Собеседник". И поэтому в письме за среду не будет материалов Быкова. Зато я смогу познакомить с очень интересными статьями из "Общей газеты".

Но начну с "Известий". В субботнем номере я прежде всего ищу фельетон Максима Соколова. Но, конечно, кощунственно было бы писать фельетон о московском взрыве. Статья Максима Соколова имеет жанровое обозначение "Вместо фельетона".

ПОДПИСИ НЕ БУДЕТ. 5.08 - 11.08

Максим СОКОЛОВ

Прореченный аналитиками горячий август состоялся - но только не по- аналитическому. Вместо хитроумных до оскомины козней дежурного интригана, вместо истерик прессы по ею же созданному и накачанному информационному поводу, вместо губернаторских демаршей - вместо всего этого раздался взрыв бомбы, заложенной в месте массового скопления народа. В игры самим себе уже, кажется, надоевших (что уж о публике говорить?) персонажей вторглись смерть и ад, после чего стало совсем не до игр. Может быть, осень будет горячей, может быть, и нет, но в любом случае - не так, как полагали обрыдшие столичные болвашки.

Paзyм человеческий любит стереотипы, и естественным является желание подвести сколь угодно ужасное злодейство под сколь угодно ужасный же - но шаблон. Взрыв на Страстной площади не только возмущает чувства, но и смущает умы, потому чти налицо,все приметы типичного западного терроризма (ИРА в Лондоне, арабы в Париже, итальянские "свинцовые семидесятые") кроме ^одного - нет подписи. Теракт анонимен. А мы настолько привыкли апеллировать к евростандарту, что подсознательно требуем евростандартности даже и от лютого человекоубийства. Настоящие-де террористы оставляют подпись, а эти хоть убивают и увечат мирных людей, но подписи не оставляют, а стало быть, это не террористы в общеупотребительном понимании слова, а непонятно что такое.

Такая зацикленность на подписи связана с непониманием того, что евростандарт последней четверти XX века ни в какой сфере, в том числе и в сфере террористической, не всеобъемлющ. В других странах или в другие эпохи человекоубийцы творили и творят точно такие же дела без всякой подписи. Есть очень сильные подозрения насчет причастности северокорейцев к ряду терактов против Кореи Южной, при том что ни товарищ Ким Ир Сен, ни товарищ Ким Чен Ир, ни даже какая-нибудь подставная революционная организация никаких подписей никогда не оставляли. В Америке, власти которой вполне могут затеять и выиграть процесс против В. В. Путина по поводу копирайта на принцип "мочить террористов в сортире" (ибо там мочили спокон веку), оставлять подписи при громких терактах совсем не принято. Зачем давать ФБР лишние зацепки? - отыщут, замочат, да еще и в сортире.

То же самое было и в Европе. Когда после благостной парижской революции 68-го года терроризм расцвел пышным цветом, по принципу контраста стало казаться, что прежде ничего подобного не было, а были тишь, гладь и Божья благодать. Между тем терроризм в Европе был, и довольно мрачный, причем в те времена, когда ни о "красных бригадах", ни о палестинских патриотах никто и слыхом не слыхивал. Сто лет назад в Европе тоже имело место нечто подобное, только это называлось не терроризмом, а анархизмом. Для нас, русских, анархизм - это либо князь Кропоткин, либо батька Махно, с бомбизмом мы его мало связываем, тогда как в Европе рубежа XIX- XX вв. анархизм означал жестокие, порой массовые убийства с целью тотальной дезорганизации существующего общества. 8 ноября 1892 года на улице Добрых Детей в Париже анархисты взорвали здание комиссариата полиции - со всеми служащими и посетителями, по поводу чего один остроумный террорист (впоследствии, в 1913 году, гильотинированный) сложил популярную у французов веселую песенку - "Думали, что это Фантомас, но это была борьба классов". Борьба классов в стиле Фантомаса начала приобретать серьезный размах, оставив после себя не только изуродованные трупы и веселые песенки, но даже и страницы классической литературы. "Остров пингвинов" Анатоля Франса завершался главой "История без конца", повествующей о внешне бессистемном и хаотическом (и уж, конечно, без всякой подписи), а в действительности крайне методическом уничтожении взрывниками-анархистами буржуазной цивилизации и последующем возвращении к Темным Векам.

Обозревая террористическую практику с несколько более широким историческим и географическим охватом, приходится констатировать, что новейшая европейская практика (теракт - анонимный звонок с подписью) является скорее исключением, нежели правилом. Она была порождена длительным периодом откровенного бессилия европейских государств перед волной террора и представляла собой откровенное глумление над и так уже деморализованным обществом и государством - нечто в духе героя комиксов романтического разбойника Зорро, вечно оставляющего в дураках туповатого сержанта Гарсиа. В случае, когда нету ни прогрессивной общественности, готовой массово выступать адвокатом террористов, ни совсем уж тотальной деморализации общества, такое сытое глумление может оказаться чрезмерной роскошью.

Ведь цель террориста не в том, чтобы скрупулезно соблюсти все предписанные евростандартом ритуалы (про декларируемые самими убийцами и их защитниками цели - "борьба за освобождение", "социальный протест", "ярко и выпукло донести" - мы уж говорить не будем). Цель очень простая, как у всякого последовательного лжеца и человекоубийцы, - довести людей до того, чтобы они издыхали от страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную. Или, по крайней мере, приблизились к этому состоянию. "Чтоб разъединить их всех,// Чтоб лишить их воли// И объединить навек// В их земной юдоли// Под владычеством всесильным" особо выдающегося борца за свободу.

При такой основательной цели подпись может быть полезной, а может и вредной, может помогать, а может и мешать. C'est selon. Если прежде всего нужно убедить людей в полном бессилии государства и показать, кто настоящий хозяин, вольный распоряжаться жизнью и смертью мелких существ, глумливая подпись полезна. Если существует прецедент уток про "кровавого чекиста" Путина, который-де сам взрывал жилые дома в Москве, и тем самым есть надежда навести тень на власти и склонить людей к мысли, что их естественный по должности защитник сам является хладнокровным и циничным человекоубийцей, - тогда, напротив, полезно отсутствие подписи. Пусть пребывают в смятении и путаются в самых бредовых версиях. Пытка страхом - это хорошо, но пытка страхом, соединенным с неизвестностью, - еще лучше. Смятение души, при котором непонятно, кто враг, кто друг, кто убийца, кто защитник, - это ли не бесценный инструмент деморализации общества?

Теракт с подписью всегда опасен для человекоубийцы. Не столько даже потому, что подпись - это какая-никакая, но зацепка, сколько потому, что всегда можно просчитаться и вместо покорного страха получить в ответ холодную ярость. Образ избит, но ведь в какой-то момент земля может действительно начать гореть под ногами борцов за счастье народное - особенно если борцы сорвали резьбу и перешли предел глумления. Анонимное устрашение в этом смысле и эффективнее и безопаснее, а сам террорист, избравший такую тактику, ближе и лучше (сколь это вообще возможно для земнородного человека) уподобляется своему главному хозяину и покровителю. Так что не надо ждать подписи. Ее не будет и, скорее всего, уже никогда не будет.

Как всегда, "Известия" пишут о Чечне.

ВОЙНА ПО ПЛОЩАДЯМ. Боевые действия распространяются за пределы Чечни

Дмитрий Коптев

Вечером 10 августа в районе селения Нижний Алкун в Ингушетии произошло столкновение подразделения федеральных войск с отрядом чеченских боевиков. Официально об этом стало известно только вчера. В аппарате помощника президента Сергея Ястржембского сообщают, что по обнаруженному расположению боевиков был нанесен удар силами артиллерии и авиации. В результате не меньше шести боевиков было убито, более 10 получили ранения.

Пресс-центр объединенной группировки войск (ОГВ) на Северном Кавказе сообщил, что столкновение произошло во время специальной операции по поиску и уничтожению боевиков. В ходе прочесывания местности разведбат федеральных сил "вступил в огневое соприкосновение с крупной бандой". В ходе боя бандиты отступили в район горы Ердыкорт, где у них имелись заранее подготовленные огневые позиции. На помощь разведчикам были высланы боевые вертолеты, которые и завершили разгром банды.

Несколько иначе комментирует происшедшее президент Ингушетии Руслан Аушев. По его версии столкновение произошло между разведгруппой внутренних войск и боевиками, пытавшимися пересечь административную границу Чечни и Ингушетии. "Находясь на территории Ингушетии, недалеко от селения Нижний Алкун на самой границе с Чечней, они наткнулись на боевиков. Вот и произошел бой", - заявил Руслан Аушев.

Говоря о происшедшем бое как о чем-то естественном, генерал Аушев в чем-то прав. Столкновения между боевиками и федеральными силами, к сожалению, уже настолько привычны, что сообщения о них не вызывают особых эмоций. Однако этот бой все-таки немного особенный. Руслан Аушев, заявляя, что инцидент произошел "на самой границе с Чечней", несколько кривит душой. В действительности селение Нижний Алкун расположено в глубине территории Ингушетии, примерно в 15 километрах от границы с Чечней и всего в 5 километрах от границы с Северной Осетией.

Российские официальные лица и раньше неоднократно заявляли, что граница между Чечней и Ингушетией прозрачна и что боевики чувствуют себя в братской вайнахской республике как дома. Однако до сих пор факт проведения каких-либо операций по уничтожению боевиков на территории Ингушетии официально не признавался. Теперь же откровенные заявления аппарата Сергея Ястржембского и пресс-центра ОГВ не оставляют места для сомнений - на ингушской земле идет такая же борьба с боевиками, как и на чеченской.

Возможно, одной Ингушетией дело не ограничится. Одновременно с сообщениями о столкновении в районе Нижнего Алкуна появились данные о планах боевиков нанести удары сразу в нескольких направлениях. В частности, заместитель руководителя группы управления временной оперативной группировки МВД на Северном Кавказе Борис Лузин заявил, что не исключена возможность прорыва бандгрупп на моздокском направлении (Северная Осетия). В этой связи на важнейших объектах Моздока усилена охрана, наиболее вероятные направления прорыва боевиков прикрыты бронетехникой.

В то же время в аппарате Сергея Ястржембского говорят о возможности прорыва мобильных групп боевиков в Дагестан. В качестве наиболее возможного направления удара называется Новолакский район Дагестана, уже подвергавшийся в прошлом году нападению чеченских боевиков. Возможно, это просто совпадение. Однако опыт показывает, что после подобных заявлений долго ждать очередной "спецоперации" на упоминаемых территориях не приходится.

Газета часто пишет о проблемах высшей школы. Я много лет работаю в вузе, и меня, естественно, такие статьи интересуют. Особенно если они не просто констатируют, что доценты и профессора вузов в нашем обществе - нищие. Это я и без газеты отлично знаю. А вот название письма читателя, если не ошибаюсь, парафраз строчки песни из кинофильма "Два бойца": "Шаланды, полные кефали".

БАЛАНДА, ПОЛНАЯ ПЕЧАЛИ

А. ГОРБУНОВ, профессор Иркутского государственного университета

Говорить стыдно, писать рука не поднимается, а говорить надо и писать нужда заставляет: в высшей школе сегодня "берут" все - профессора и доценты, заведующие кафедрами и деканы. Берут за все. У дающих идут в ход рубли и доллары, берущих устраивают те и другие. Берут в столице, соглашаются на окраине. Всюду такса, молчаливый договор с учетом риска предстоящей "операции".

Газеты пишут об этом под заголовками "Всем уже заплачено", добавляя почти расстрельные подзаголовки: "Взяточничество стало повальной болезнью российской высшей школы". Называются конкретные лица, точные цифры: в Москве и Самаре, Екатеринбурге и Владимире, Рязани и Владивостоке, Томске и Ульяновске. И хоть бы слово где было придумано, притянуто за волосы, чтоб подрумянить газетную строчку. Факты, доказательства, примеры. Дальше на горизонте только нары с баландой.

Вместе с министром Владимиром Филипповым газеты ищут выход. Для начала такой: отменить выпускные экзамены в школе и вступительные в институте. Верят в единое тестирование, "результаты которого трудно будет подделать". А трудно ли?

Как и везде, у нас многое упирается в деньги. Давно и жестко в стране их не хватает. И в бюджете выделяем на образование 1-4 процента. В цивилизованных странах в этой строчке значится вдвое больше. Один депутат по этому поводу в сердцах заметил, что цивилизацию мы догоняем задом наперед!

По Конституции образование у нас всеобщее и с давних пор бесплатное. Так-то оно так. . . Но при нехватке денег во всей стране потихоньку сокращается число студентов-бюджетников. Это сокращение при условии "всеобщего бесплатного" и породило раковую опухоль на теле высшей школы - черный нал. Место в престижном вузе давно занято теми, у кого папа богаче и мама авторитетней.

Глава администрации Усть-Ордынского Бурятского автономного округа г-н Малеев 27 июля выступал по иркутскому радио и громко пообещал сельским школам округа компьютеры. Отдельные компьютеры - даже не компьютерные классы! Округ - всего лишь часть Иркутской области, но отражает общую картину. Картину эту я наблюдал летом в селах Качугского района области - Залоге, Бирюльке, Анге. О сотовых телефонах здесь только слышали, "живой" компьютер не все трогали, даже телевизор иные видели лишь издалека. По информатике тут еще кое- где встречаем в аттестатах прочерки. До МГИМО ли усть-ордынским школьникам?

И одним ли усть-ордынским? Хотя г-н Бэлза и говорит на страницах "Известий", что в провинции очень много непровинциальных людей, Станислав Игоревич, думаю, слегка преувеличивает. Деревня размашисто стареет, по старинке безнадежно пьет "катанку" и на глазах нищает, сдавая перекупщику литр молока за 2,5 рубля. И добро бы за "живые" деньги! Так нет, "по бартеру" несет в дом десятую пару босоножек вместо необходимой пары резиновых сапог. Сюда бы, в Залог, Ангу, Бирюльку президенту заглянуть - и не только в связи со школьной перетряской.

А что же с отменой экзаменов? Что даст единый тест, министр не знает. Декан сибирско-американского факультета в Иркутском государственном университете г-н Диогенов (он видел и русских студентов в американских институтах, и американских ребят в российских университетах) в тесте углядел штамп, который, конечно, оставляет печать в мозгу. Сельская школа к эксперименту технически не готова. Таковы три взгляда на одну проблему.

В едином национальном тесте настораживает и такая мелочь: кто будет нажимать на кнопки - ученик, папа или учитель? Если учитель - надо знать, что дать учителю "за заслуги". Если папа - "можно предположить, с какими заоблачными баллами будут прибывать в лучшие вузы дети местных начальников и заправил", как написали опять же "Известия". Иными словами, остается в силе сотовый телефон, длинный "Мерседес" и яркие лампасы. Напрашивается сомнение: надо ли менять горькую сладость экзамена на сладкую горечь теста, если хрен редьки не слаще?

Искать мораль в глубоких исторических напластованиях излишне. Да и там ли она? Не стоит уподобляться и ульяновскому доценту Никонову, который, будучи схвачен за руку, пустил себе пулю в лоб. Дорого такое обходится государству. А вот ориентир в воспитательных целях держать на баланду с па- рашей надо. Помогает.

Теперь "Московский комсомолец". Там постоянно печатает свои "Странички из дневника" Гавриил Попов. Я редко их переписываю. На этот раз странички посвящены - Америке, точнее, отношению России к президентской кампании в США. Надо сказать, что у нас об этой кампании пишут много. Показывают репортажи сначала со съезда республиканцев в Филадельфии, потом со съезда демократов в Лос- Анжелесе. На кого ставит российское правительство? Вот какой вопрос обсуждает Попов.

НЕ РАНО ЛИ УДАРИЛИ В КОЛОКОЛА?

Все мы видели по телевизору, как делегация "Единства" присутствовала на съезде республиканской партии в США. Условно говоря, "Медведь" наблюдал, как "Слон" выдвигает кандидатов от республиканской партии на посты президента и вице-президента.

Это событие было для меня последним в ряду других фактов, и оно позволило мне сделать вывод: руководство России приняло решение ориентироваться на победу на выборах в США Буша-младшего.

Конечно, на исход выборов в США позиция России существенно не повлияет. А вот с точки зрения наших собственных интересов России этот вывод очень и очень важен.

Я понимаю, это решение о том, на кого ориентироваться России - на Буша или Гора, - вырабатывалось обстоятельно, с учетом мнения наших лучших специалистов по США. Не раз и не два обсуждалось и выверялось. При принятии окончательного решения, как мне кажется, главными были три момента.

Во-первых, результаты опросов в США, в соответствии с которыми Буш заметно опережает Гора.

Во-вторых, позиция республиканцев в вопросе о новой системе противоракетной обороны. Не секрет, что, собственно, в сфере ядерного оружия монополии США и СССР (теперь России) уже не существует. А вот в ракетно-космической сфере две наши страны все еще вне конкуренции. И республиканцы фактически предложили своего рода сделку. Вы, русские, снимаете свои возражения по проекту новой системы обороны. А мы, американцы, признаем партнерами по ней только вас. В итоге две наши державы - как было долгие годы в прошлом, включая годы президентства Буша-старшего, - останутся ведущими державами мира. Не "восьмерка" стран, а именно две.

Нетрудно понять, сколь привлекательна эта идея для всех, кто обеспокоен попытками тех же США со времен президента Клинтона или вообще вытеснить Россию из лидеров планеты, или как минимум свести ее роль к "восьмому" участнику "застолья", к тому же допущенному не ко всем заседаниям "семерки".

И, наконец, третье. В прошлом, в советские времена, обычно именно при республиканкой администрации заключались наиболее важные соглашения. Достаточно вспомнить хотя бы недавний юбилей Хельсинкских соглашений. А демократы США с их постоянным упором на права человека вызывали хроническую аллергию в СССР. Остатки этой аллергии имеются и сейчас, особенно в связи с Чечней. Кое-кто в России не без оснований рассчитывает, что республиканцы в Белом доме вопросу о свободах и в России, и в Белоруссии, и вообще в СНГ будут уделять внимания гораздо меньше, чем это делали демократы.

В общем, выбор сделан. И все же я хотел бы высказать некоторые соображения.

Главным среди приведенных трех факторов являются, вне всякого сомнения, данные о мнении американцев. И хотя эти данные говорят о перевесе Буша, лично я пока что убежден, что на выборах в США победит Гор.

Я достаточно хорошо знаю США. У меня есть своя методика анализа перспектив выборов. Восемь лет назад эта методика меня не подвела. Тогда все российское руководство было уверено, что будет избран на второй срок Буш-старший. Что там значит какой-то парень из Арканзаса! Один мой собеседник, знаток США, даже готов был спорить со мной на ящик коньяка.

А я тогда пришел к выводу, что Буш-старший не победит. Так и произошло. И России пришлось тратить время на установление контактов, на создание климата доверия и т.д.

Как бы ни звучало сегодня иронически выражение "друг Билл" - все же за годы президентства Клинтона и господства демократов в конгрессе Россия наладила и серьезные связи с США, и достигла ряда договоренностей, в том числе и на перспективу. С ходу отказываться от этого багажа вряд ли разумно.

Поэтому мне кажется преждевременной однозначная позиция Кремля. Более того, если не произойдет ничего чрезвычайного, то - как я уже писал выше, - по моим предположениям, больше шансов у Гора. Но как бы то ни было, явное предпочтение по адресу одного из кандидатов неприемлемо. Надо как минимум быть готовыми к обоим вариантам того выбора, который сделает американский народ.

Как я и пообещал, могу привести материалы из "Общей газеты".

"Общая газета" напечатала стразу три статьи, посвященные проблемам национализма и неофашизма. Я такие материалы никогда не пропускаю.

БЕСНОВАТОГО ХОРОНИТЬ РАНО - утверждают его современные поклонники

НЕДАВНО в Москве закрылась выставка "Агония Третьего рейха. Возмездие", организованная Государственным архивом Российской Федерации при участии других архивов и музеев. Фантасмагория последних дней и часов Гитлера и его ближнего круга была дана в ней скупыми, но точными экспозиционными мазками. После того как экспозиция была разобрана, на память осталась только книга отзывов - последний и вечный экспонат выставки. Эти заметки посвящены именно ей.

Конечно, в ней много традиционного и ожидаемого - провинциальные восторги широкой публики (выставку посетили около восьми тысяч человек), чистосердечные благодарения устроителям, поощрительные приветствия, ворчливые придирки коллег.

В центр экспозиции устроители поставили продырявленный фрагмент черепа Гитлера: по эмоциональности и доходчивости с этим палеонтологическим артефактом не потягается никакой документ, будь то хоть сам Акт о капитуляции. И посетители "клюнули" на эту приманку: "Теперь я верю, он умер". "Good to see he is dead" ("хорошо видеть, что он умер"). Или даже: "Увидеть простреленный пулей череп А. Гитлера было самым большим желанием, даже мечтой нашего народа. Ради этого совершались подвиги".

Судя по книге отзывов, наше общество на выставку откликнулось горячо, но каждый воспринял в ней то, что захотел. Вот, например, взгляд сталиниста: "Пусть хулители Сталина увидят его гигантскую фигуру, ведущую наш народ к победе! Никогда нынешним пигмеям не подняться до высоты гения нашего вождя!"

А вот противоположное мнение: "Неплохо было бы показать и череп Сталина. . . К сожалению, в нашей стране нет виноватых за преступления Сталина и история молчит. . . Хочется продолжения".

Как ни удивительно, этому антисталинцу вторит молодой сталинист, подписавшийся учеником 10 "Б" класса: "Спасибо за выставку. Однако очень мало материалов и документов о товарище И.В. СТАЛИНЕ. Складывается мнение, что мы живем не в России, а в Германии. На выставке в следующий раз должны быть представлены материалы и о товарище СТАЛИНЕ. А то что это: живем в России, а тут - Гитлер! . ."

Большинство посетителей экспозицию хвалят, многие даже требуют создать на ее основе музей или постоянную выставку. ("Наша победа заслужила того, чтоб о ней говорили без оговорок, умолчаний и стеснения".) Но тон в книге отзывов задают все же не они, а. . . приверженцы чудовищной гитлеровской идеологии. Заметное и агрессивное "присутствие" последователей Гитлера - настоящих и обыкновенных фашистов, - пожалуй, самый неожиданный и неприятный итог выставки. Книга отзывов стала для них своеобразной трибуной.

Свастики, эсэсовские молнии, опять свастики. Подписи: "Вервольф", "SS", "20 апреля 2000 г." (то есть день рождения Гитлера). И конечно же тексты: "Лейбштандарт СС должен висеть не кверх ногами, а над Кремлем" (задело, значит). "Мы победим. SS". "Победа все равно будет за нами. Ich liebe die Waffen-SS. Oberstgmppenfurer Serge Shurl". "Deitchland! Erwache!", "Германия! Пробудись! . ." "Светлая идея национал- социализма будет вечно жить в наших сердцах". "Мы не согласны с тем, что выставка озаглавлена "Агония". По-нашему, III рейх требует уважения. Skinheads в душе и продолжатели великого дела Фюрера. Kave и Демон". "Возмездия не признаю. Труп не выставлен в музеях. Фальшивка не удалась. Heil Hitler!" "Долой капитуляцию. Мы победим!"

Особенно настораживают их "похвалы" и "благодарности" - ведь они звучат из уст реальных российских фашистов: "Фюрера живут и побеждают. Спасибо за выставку". "Прекрасная выставка! Завещание и наследие Великого Человека и Мессии, нашего любимого Фюрера будет жить в веках. Новая славянская нация возьмет на себя завещание Вождя и освободит мир от Сионизма и коммунизма! (Мы победим)". "Агония III рейха. Возмездие всем жидам. Триумф IV Рейха в России". "Russland, Russland uber alles!!!"

Обратите внимание на эти "фюрера" (наподобие "шофера" или "ордера"). Но не стоит смеяться над грамматическими ошибками нацистов-недоучек: ведь это только прибавляет серьезности их угрозе, ибо в их несущей идеологии грамотность и образованность не в чести. Куда важнее, скажем, бдительность: один из них, например, зорко узрел скрытую от остальных таинственную связь между пятиконечностью красной звезды (пентаграмма), четырехгранностью стенда с останками и фамилией художника экспозиции (Давид Берштейн).

Как и в жизни, нацисты в книге отзывов ведут себя нагло: корежат, переиначивают, "редактируют" чужие записи (чаще всего зачеркиванием слова "фашистский" и приписыванием "коммунистский").

Разумеется, другие посетители выставки в той же книге отзывов пытаются дать им отпор: "Гневно осуждаю фашистско-хулиганские высказывания в этой книге. Это - надругательство над историей и нашей Победой!" Весомым ответом нацистам стала и запись немца из Мюнде (фамилия не очень разборчива), племянника военного преступника: "Выставка отчетливо показывает, что войны из ненависти ничего не могут решить, она преподносит урок по созданию общей и мирной Европы".

Из других запомнившихся записей: "Супервыставка! Больше skinom не буду!!" И еще одна, более уместная в "книге отзывов" Парада Любви, если бы такая велась: "Make love. Not war!" И, наконец, другая характерная для нашего времени - по сути не отзыв даже, а деловое предложение: разрешить за 200 долларов фотографироваться в мундире Гитлера.

Захлопнем книгу отзывов и переведем дух. Несколько сотен записей на русском и всех основных европейских языках (а также на арабском) оказались своеобразным социологическим зондом, явили собой причудливый и несколько тревожный образ не только посетившей выставку публики, но и общества, частью которого она является.

Диагноз, в целом, такой: пациент не вполне здоров, состояние вялое, сумбурное, авитаминозное; в голове каша, а в крови, в поле зрения, спирохеты хронического незалеченного нацизма, якобы искорененного 55 лет назад. Перспективы развития болезни самые неопределенные.

Спасибо выставке и за эту горькую правду.

Павел ПОЛЯН

Вторая статья, как видно из заголовка, посвящена отношению представителей власти к неофашистам.

ВЯЛАЯ БЛАГОСКЛОННОСТЬ. Таково отношение российской власти к ультрарадикалам

Пусть российские фашисты маршируют по улицам не столь часто, как их довоенные предшественники, но тоже не сидят без дела. Время от времени их агрессивные выходки становятся почвой для пересудов. Последнее громкое столкновение бритоголовых скинхедов с милицией произошло 28 июня в Москве, рядом с Савеловским парком.

ВСЕ НАЧАЛОСЬ с попытки милиционеров после концерта в клубе "F-1" разнять дерущихся полуголых парней. Вызвали ОМОН. Бритоголовые забросали его камнями. А затем двинулись в сторону Дмитровского шоссе, скандируя "Хайль Гитлер!", "Слава России!" и круша все на своем пути. По дороге встретились смуглые женщины с мальчиком лет семи. Один из участников марша накинулся на мальчишку и стал его избивать.

Из 170 маршировавших милиция задержала 75 человек. 35 привлечены к административной ответственности за чрезмерное увлечение спиртным, 25 - за мелкое хулиганство. Против троих - Гудковского (17 лет), Данилова и Бегиня (по 18 лет) - возбуждены уголовные дела по статье 213 ч.1 У К (хулиганство), а против Данилова еще и по статье 318 ч. 1 (насилие в отношении представителя власти).

Следователь Савеловской прокуратуры Александр Горбатенко, которому поручили вести эти дела, отнюдь не почитатель бритоголовых и газету "Я русский!", изъятую в качестве вещественного доказательства, берет в руки с видимым отвращением. Однако при всей нелюбви к фашиствующим молодчикам Горбатенко отнесся к задержанным на удивление мягко: квалифицировал всего лишь как хулиганов и отпустил под подписку о невыезде.

- Ребята нормальные, - рассуждает Горбатенко. - Учатся, работают. На допросах отреклись от движения скинхедов. Хотя в первых объяснениях, в отделении милиции, гордо называли себя членами движения бритоголовых.

- Почему же в таком случае их будут судить как мелких нарушителей порядка, а не как членов профашистской группировки?

- Принадлежность к группировке трудно доказать - партбилетов в этой среде не водится, к тому же движение скинхедов не запрещено законом. Замеченных в связях с профашистскими организациями ставит на учет ФСБ. А у обычных следователей дел выше головы - убийств вал. Отвечать за то, что кто-то выкрикнул "Хайль Гитлер!", некогда. Тем более этот "кто-то" утром крикнул, а вечером заявил, что у него было временное помутнение рассудка. . .

Исходя из сложившейся судебной практики, Горбатенко предсказывает, что его подопечные получат два-три года условно. На днях дело бритоголовых у него забрали и передали в окружную прокуратуру - то ли разобраться на "высшем уровне", то ли окончательно замять. Как бы то ни было, следователь Горбатенко по этому поводу не слишком переживает.

Среди задержанных в Савеловском парке - глава расистской Национальной народной партии Андрей Кайль, а также, пожалуй, самый известный наш бритоголовый Сергей Токмаков. Осужденный в 1998 году за избиение чернокожего охранника американского посольства, он успел с тех пор побывать кандидатом в депутаты от движения "Спас", возглавить организацию "Русская идея". В общем, стал личностью легендарной. И в том, что пропаганда расизма у нас - занятие почетное и безопасное, убедился на собственном опыте.

Фашистское насилие в современной России, увы, стало повседневным явлением. В Ассоциацию иностранных студентов каждый месяц обращаются до 30 жертв националистических налетов. Но наша власть не предпринимает по этому поводу решительных шагов. Возможно, она считает, что проще дать бритоголовым "разрядиться" - на кавказских торговцах и иностранных студентах, - чем тратить силы на борьбу с фашистской идеологией. А может быть, дело в том, что идеи национализма ей даже выгодны: чем выше в обществе "градус" национализма - тем благостнее оно относится к войне против тех же чеченцев, противозаконным действиям милиции в отношении любых инородцев. Лояльное отношение российской власти к РНЕ, скинхедам и прочим экстремистским группировкам можно было бы даже назвать демократическим (дескать, пусть себе существуют в роли оппозиции), если бы за "демократизмом" не просматривалась корысть. На фоне такой оппозиции любая власть выглядит привлекательной.

Возможно, наша власть уверена, что легко сдержит фашизм, попробуй тот двинуть в наступление. Но вот что мешает разделить этот оптимистический прогноз. Социологи утверждают: идеи радикалов сегодня вызывают симпатию у гораздо большего количества людей, чем десять лет назад. Наши общественные умонастроения, говорят результаты социологических опросов, мало-помалу дрейфуют в сторону национализма.

Людмила БАКЛАГИНА

Я вырос на Украине. Правда, в городе, в котором на украинском языке говорили только приехавшие на базар селяне. Но я очень хорошо помню бытовой антисемитизм - о государственном я уже не говорю.

Многие евреи, оставшиеся в Одессе, погибли потому, что их выдали соседи. Причем руководствались они очень меркантильными соображениями: выдавшему разрешалось грабить квартиру жертв или даже поселяться в ней.

Мой дядя, попавший в Одессу с одной из первых вступивших туда частей, рассказывал, что слышал, как местные жители, увидев его, обменивались репликами: "Смотри, жид. Жаль, что немцы не всех их расстреляли".

Так что то, о чем написал корреспондент газеты, для меня не новость. Впрочем, новое то, что в статье подчеркивается не антисемитизм, а антирусская настроенность жителей Львова.

ПУТЕШЕСТВИЕ КАЦАПА. Наш корреспондент побывал во Львове, говорил там по-русски и вернулся с репортажем

"Волна антирусских настроений", прокатившаяся по городу после гибели местного композитора Игоря Билозира, уже схлынула. Не появляются на заборах новые фашистские надписи, не разлетаются витрины кафе, не слышно на улицах - "москаль", "кацап", "жидовка". Волна схлынула. Но настроения не изменились. Русофобия здесь - не хворь, а стиль руководства, фирменный приемчик начальства. Доморощенным штурмовикам власть приказа не отдает. Просто разделяет принцип "Украина для украинцев". Для тех, кто с этим не согласен, Львов становится чужим.

Фюрер в отпуске

- ПО-РАСЕЙСКИ во Львиве не размовляй, - напутствовал меня сосед по купе Микола Курячий, - нарвэшься на щирых украинцев - могут вбыты.

Я решил начать радикально и прямо с вокзала отправился в логово местных нацистов - львовское отделение Социал-националистической партии Украины. В вестибюле логова, украшенном орлами и свастиками, весь в черном, стоял белобрысый хлопец.

- Кто тут есть из ваших фюреров?

- Звыняйтэ, пан, - растерялся юноша. - Уси в отпуску.

На посту в горсовете - другой ариец в черном мундире муниципальной полиции. И опять не повезло. "Голова уехал в район". Впрочем, что можно услышать от "головы"? После похорон Игоря Билозира, превратившихся в расистскую манифестацию, представители русской диаспоры написали львовскому мэру Василю Куйбиде: "Тот страх и унижение, которое почувствовали десятки тысяч русских, услышав призывы к расправе над ними прямо во время траурной церемонии, не может оставаться безнаказанным. . ." Ответил им Геннадий Стасюк, директор департамента гуманитарной и социальной политики Львовского горсовета: "Сочувствуем страху и унижению десятков тысяч русских, но главными виновниками гибели выдающегося певца были все ж не этнические украинцы".

Вице-премьер украинского правительства по той же "гуманитарной политике" Николай Жулинский в конце июля навестил Львов. Собрал в ратуше местный бомонд:

- Моя цель, - говорил Жулинский, - донести вам позицию правительства и президента, которые стоят на национальных позициях. . . Блок информационной политики в правительстве укомплектован патриотами. . . Во львовском книжном магазине меня поразило обилие книг по информатике и компьютеризации на русском языке. А в Украине должна доминировать украинская информация. . . Мы разработали концепцию развития гуманитарной политики. В ее основе идеология державотворения, национальная идеология. . . XXI век - век национальных государств. . .

Бомонд блаженствовал.

- Мы не можем дальше терпеть в Украине корреспондента ОРТ Наталью Кондратюк и "Верку Сердючку", - брякнул начальник областного управления культуры Роман Лубкивский.

- Во многих кафе в центре города работает не менее 60 процентов неукраинской молодежи, - стучала поэтесса Ирина Калинец.

- Необходимо проявлять больше воинственности в деле защиты украинства, - подстрекал Федор Стригун, главный режиссер театра им. М. Заньковецкой.

Дипломатия для москалей

У НАРОДА мозги уже хорошо промыты. Даже самые толерантные львовяне- украинцы, с которыми я заговаривал, выступали против двуязычия. . - Гражданин независимого государства должен знать государственный язык, - убеждал меня вслед за остальными адвокат Сергей Шевченко. - Другое дело, что русские ленятся его выучить. Или не в состоянии.

- Чушь! - возражает председатель "Русского движения Украины" Александр Свистунов. - И я, и большинство русскоязычного населения знаем украинский, когда надо - применяем. Но те, кто хочет, должны иметь право думать, писать, говорить на русском. Украина - не мононациональное государство. По нашим подсчетам, здесь живет 25 миллионов русскоязычных. Это не обязательно этнические русские, но они выросли на русской культуре. Сосуществуют два мощных государственнообразующих этноса. Но через год состоится перепись. Есть установка, и это сведения из очень надежных источников, что русскоязычных после переписи не должно быть больше трех миллионов. Чтоб уж совсем с нами не считаться.

- Я говорю и думаю на русском, а пишу только на украинском, - говорит Галина Денисенко, инспектор по кадрам одного из львовских предприятий. - Лично меня никто никогда не оскорблял. Достается, как правило, тем, кто подчеркивает свою русскоязычность. Но все равно мне здесь страшно: свастики на заборах, листовки о том, что УНА-УНСО разыскивает опасного преступника Калинина. Во время похорон кто-то нес черную дощечку с надписью "Белозира убили москали". Дощечка была очень маленькая, но я все равно испугалась.

- Украина будет Украиной, - доказывает мне Владимир Г., местный предприниматель. - И во Львове, и в Киеве, и в Полтаве рано или поздно все заговорят по-украински. Будущее за украинским языком и украинской культурой. Я поэтому дочку в русскую школу отдал. Чему ты удивляешься? Да, в русскую. Их во Львове почти не осталось. Учителя - отборные. Они и украинский лучше преподают, и остальные предметы.

Не знаю, прав ли Владимир насчет украинских средних школ, но во Львовский национальный университет ребенка лучше не отдавать. В университетском журнальчике я наткнулся на заметку "Праздник для кацапов" (Э 4, с.г). Автор описывает свои впечатления от концерта во Львове российской группы "Мумий тролль". Сокрушается, что украинские исполнители семитысячную аудиторию вряд ли соберут, что русская речь на концерте звучала чаще украинской. А в конце пишет от имени зрителя, что если бы взорвать стадион, то новое поколение Львова разом избавилось бы от одного нацменьшинства. Называется журнал "Молодая дипломатия". Издается на факультете международных отношений.

Антропологический музей им. Пушкина

В РУССКУЮ школу Э 45 я добирался около часа - окраина. Чем дальше от центра, тем чаще взгляд спотыкается о расистские графити: "Геть, окупанти!", "Московська отрута" или просто "Вбий москаля". Я почувствовал, что начинаю привыкать. И дети, которые через весь город едут в русскую школу, тоже,наверное, привыкли.

Раньше на 125 тысяч русских во Львове было 26 школ. Теперь четыре - 17-я, 35-я, 52-я и 45-я. От украинских они отличаются только языком преподавания. Способ превращения русской школы в украинскую незатейлив и эффективен. Сначала отдел образования увольняет директора. Причина может быть сколь угодно уважительной - одному пора на пенсию, другой "не справляется". А новый директор собирает родителей и задает примерно такой вопрос: "Кто из вас против, чтобы в независимой Украине преподавание велось на государственном языке?" И если в 1988 году в русских школах и классах обучалось 24965 детей, то в 1995-м уже 12652. Сейчас - чуть более 4 тысяч. В новом учебном году, вероятно, станет украинской и 17-я школа. Бывший директор Алла Позднякова отправлена на пенсию, а на ее место назначен Владимир Свинчук, никогда до этого в русской школе не работавший.

А в 45-ю я ехал, чтобы взглянуть на музей Пушкина, который создал директор школы Владимир Кравченко. Поэт во Львове никогда не бывал, однако экспозиция захватывает. Необычный этот музей - не столько пушкинский, сколько антропологический. Вот, например, две статьи о Пушкине Романа Лубкивского, которого я уже цитировал в этих заметках, нынешнего руководителя областного управления культуры, поэта и переводчика. Первая, написанная еще при советской власти, называется "Солнце русской поэзии". Вторая, недавняя, покаянная - "И я, грешный, переводил Пушкина!"

Владимиру Кравченко до пенсии три года. Видимо, тогда и 45-я школа станет украинской. А там и музей исчезнет.

- Перенесем экспонаты в помещение Русского движения Украины. Кстати, вы знаете, что во Львове больше нет улицы Пушкина?

Львовскую улицу Пушкина переименовали в улицу генерала Чупринки (одна из кличек Романа Шухевича) - эсэсовца и национального героя нынешней Украины. Переименовали и улицу Лермонтова. Теперь она - генерала Дудаева.

Самое опасное место для русского во Львове - на проспекте Свободы, называется Клумба. Клумбы давно нет, вместо нее памятник Тарасу Шевченко. 2 июля депутаты горсовета избили здесь девятнадцатилетнего Антона Ломакина. Парень катался на роликах в святом для патриотов месте. Родители подали в суд, но никаких следов этого иска мне найти не удалось.

Валя Ш., газетный киоскер, ранним утром раскладывает прессу. На ту сторону витрины, которая смотрит на Клумбу, выставляются украинские издания. Русские газеты куда-нибудь в серединку: чем незаметнее, тем лучше, открываю наугад львовскую ежедневную газету "Поступ": "А украiнцi нехай замисляться, чому вони вiдстають вiд росiян та жидiв у сферi бiзнесу. . ." Надо полагать, аналитическая заметка.

Но вообще жертва национальности не имеет. Уличная торговка Галя Нечина, у которой 15 июля патриоты порвали книжки только потому, что они на русском языке, - украинка. Дворника Николая Наумова по пять раз на дню обзывают "жидовской мордой" и "недорезанным кацапом", а он белорус. А вот еще история из далекого прошлого. Когда в 1939 году во Львов вошла Красная Армия, семнадцатилетний львовянин Сергей Трошев пришел получать паспорт. Что-то ты на хохла не похож, засомневался инспектор. Ах, ты русский! Белогвардеец, стало быть! В Сибирь!

- После этого случая, - вспоминает Сергей Борисович, - все мои русские знакомые стали называть себя украинцами.

"Как упоительны в России вечера. . ."

ПОСЛЕ УБИЙСТВА Белозира местные депутаты попытались запретить исполнение российской поп- музыки в общественных местах. Предложение не прошло. Горсовет принял меры только против "аморальных" песен, независимо от языка. Тем не менее российской музыки во Львове не слышно. Хозяин одного из кафе охотно мне все разъяснил:

- Даже сборы упали, после того как я вашу попсу перестал крутить. А сделать ничего не могу - у меня депутат Верховной рады в доле. Предупредил, чтоб "ничего москальского".

После того как ансамбль в уличном кафе десятый раз кряду исполнил "Червону руту", я решил - будь что будет и заказал "Подмосковные вечера".

-Двадцать гривен, - заломил солист. Потом подмигнул - мол, шутка. И грянули они слаженно и отчаянно:

"Как упоительны в России вечера. . ." Несколько посетителей поднялись. . . и пошли танцевать.

- Видно же, что ты не местный, - усмехается бармен. - Приезжего, даже если он нахал, никто не тронет. Здесь все-таки Запад. Вот если б я такое отмочил, могли бы и навешать. Щирые украинцы!

Сказал, как сплюнул.

Уходя, я поинтересовался у официантки, как все-таки переводится слово "щирый"?

- Почакайте, пан, я батьку спытаю - вин у мэнэ русский.

- Щирый, - объяснил "русский батька" - значит искренний. Желающий вам добра от всего сердца.

Вадим РЕЧКАЛОВ

Львов


<<- previous letter | back to main page | next letter ->>